Цыганский стриптиз Александр Перепёлкин

Цыганский стриптиз

И опять назад в прошлое, в детство… Интерес к противоположному полу у нас был всегда. Уже лет с семи мы с друзьями вели разговоры на сексуальные темы и, чем старше становились, тем чаще говорили про «это самое». Половым просвещением с нами ни дома, ни в школе никто не занимался. И слава Богу! Пришло время, и каждый из нас «самообразовался» в меру своих сил и способностей.

Но это самообразование было сопряжено с определёнными рисками. Например, когда мы во время купания пытались подныривать под девчонок, то, как правило, эти попытки заканчивались весьма плачевно: любитель острых ощущений получал хороших тумаков. Деревенские девчата отличались недюжинной силой и умением драться. Так что до определённого возраста мы были абсолютно дикими в области физиологии. Вот мы замечали, как у кого-то из девчонок постарше за одно лето на месте едва заметных бугорков под школьной формой появлялись возвышенности. Сразу находился «знаток», который объяснял: «Это она их половником набивает». И мы верили, ибо другого разумного объяснения такой «сейсмологической» активности просто не находили…

А однажды мы попытались познать эту весьма загадочную сферу человеческого бытия. Дело было в Левшинке, куда я приехал в гости к бабушке. Ездить туда я любил. Кроме многочисленной родни, у меня там было немало друзей. В тот день я и трое моих приятелей купались в пруду (ставу). Нам было лет по 12-13. Денёк выдался жаркий, купались мы долго, а в перерывах Сейм судоходный играли в ножички. И тут появились молодой цыган и совсем юная цыганка. В то лето цыгане подрядились ремонтировать бороны в местном колхозе. Жили они на горе возле базы в шатрах. Эти молодые, по-видимому, были супружеской парой. Цыгану на вид было лет двадцать, он был симпатичен и строен, его спутнице – лет 16-18. Она была невысока, но хорошо сложена и чертовски красива. Они пришли искупаться. Но это было не просто купание, а какие-то дикие любовные игрища. После прошедших недавно ливней вода залила часть луга, и на этом мелководье они и резвились. Они гонялись друг за другом, плескались водой, валялись, обнимались… Все это сопровождалось хохотом и визгом. Цыгане не обращали на нас ни малейшего внимания, мы были для них как трава или лягушки, стрекозы… Это было какое-то торжество молодости, любви и плоти! Они напоминали пару вороных мустангов, резвящихся в прериях. Молоденькая цыганочка купалась в обычной ночной рубахе, под которой ничего не было, и сквозь эту промокшую рубашку было хорошо видно её красивое молодое тело. Мы забыли об игре и нагло пялились на этих двоих. Цыгане, искупавшись, ушли, а мы стали обсуждать увиденное.

А через пару часов перед нами совершенно неожиданно возникла та самая прелестницацыганка. «Ребятки, наносите мне бочечку воды, а я вам за это …. покажу…» Она, что называется, открытым текстом назвала свои женские прелести. «Сбрешешь», – усомнился один из нас. «Не, не сбрешу, честное цыганское! Усе покажу, и вверьху и унизу, как у индийском кине – две серии». Уговаривать нас долго не пришлось. Взяв у неё два ведра, с энтузиазмом мы начали таскать воду. «Бочечка» оказалась литров на двести, а расстояние от става до шатров было приличным, и потому мы изрядно умаялись. И вот настал момент истины. Как сейчас вижу эту картину: рядком стоим мы, четверо

Категория библиотеки: