Глава 34

В середине учебного года в Пушкин неожиданно прибыла делегация от Министерства образования Франции, и захотела посетить одну из школ. Выбор пал на Анину школу. Конечно, французов сопровождал переводчик, но с его помощью нельзя было устроить доверительного общения делегации с учителями, познакомить с тонкостями методик преподавания. Ведь сначала надо было рассказать все о школе переводчику, а потом он на свое усмотрение переводил бы это на французский. Поэтому очень нужен был «местный» переводчик, учитель. Да и как бы вырос престиж школы, в глазах иностранцев, если бы со школой их знакомила бы своя «француженка». Вот тут-то и вспомнили, что Анна Евгеньевна кончила гимназию, и, вероятно, еще не забыла французский. Так как делегация по составленной для нее программе сначала должна была ознакомиться с достопримечательностями Пушкина и Павловска, то у Ани оставалось два дня на подготовку. Оказалось, что многие годы отсутствия практики потребовали огромной работы чтобы восстановить, хотя бы частично, навыки разговорной речи. Но когда Аня прямо у порога школы встретила делегацию с приветствием по французски, – это привело французов и, особенно их руководителя в восторженное изумление. Аня рассказала гостям о традициях школы, объяснила, что красные галстуки носят дети, состоящие в пионерской организации, что дежурные пионеры поддерживают порядок в школе на переменах и помогают уборщицам после окончания занятий. Показала французам классные газеты и раскрыла им роль таких газет. Французов удивило то, что в каждом классе много картин, плакатов и инсталляций, выполненных руками учащихся.

Руководитель французской делегации пожилой мужчина с густой гривой седых волос, был просто обворожен Аней. Он галантно придерживал Аню за локоть, когда они переходили по коридору из одного класса в другой, расспрашивал из какой семьи она происходит, не дворянка ли она? Откуда у нее такое знание французского и какое высшее заведение она окончила.

– Я вас, наверное, разочарую, – с горькой усмешкой ответила Аня, – я закончила только гимназию. Но я в юности, еще до революции, была замужем за офицером, а в обществе его друзей надо было хорошо говорить по-французски.

– О! – воскликнул француз, – русская гимназия стоит иного института. Я у себя во Франции знаю нескольких русских, окончивших только гимназию – это очень образованные люди. Будем считать, что вы окончили Педагогический институт, – закончил он, широко улыбаясь.

Французы оставили восторженный отзыв о посещении

школы. Восхищались высокой эрудицией учителей, прекрасно говорящих на иностранных языках, высокой дисциплиной учащихся, и огромным количеством наглядных пособий. К тому же особо отмечалась прекрасная работа «гида», которую выполнила госпожа Кострова.

Трудно сказать, насколько повлиял весьма положительный отзыв французов об Аниной работе в качестве гида на оценку ее учительской деятельности, но весной Аню наградили почетным знаком «Лучший учитель РСФСР». Знак вручили в торжественной обстановке на учительской конференции. Было сказано много хороших слов в ее адрес, но в школе среди учителей неожиданно прошел ропот недовольства: «Как это так? – возмущались учителя. – Неужели среди всей школы только один человек достоин получать награды?». Особенно возмущался преподаватель Блинков, которого за абсолютно лысый череп учащиеся прозвали «Лимоном». Он считал себя выдающимся математиком, при этом не терпел при изложении нового материала никаких вопросов со стороны учащихся. Осмелившимся задать вопрос по новому материалу Лимон отвечал с каменной миной на лице:

– Не надо спать на уроках, а

Категория библиотеки: