Глава 36

Прошел еще год такой неопределенности в отношениях Ани со Степаном Егоровичем. К этому времени Валя окончила институт и была направлена по распределению в Казахстан, где ей предстояло отработать три года врачом – срок положенной для всех выпускников вузов. Женя успешно учился в военно-морском училище – в общем, дети были на верном пути, и последняя ниточка, соединявшая Аню со Степаном Егоровичем, была порвана.

Рассеяло печальное Анино настроение внезапное появление ее бывшей ученицы Нины Новиковой. Училась Нина средне, жила в очень бедной семье, но была на удивление непосредственной и веселой. В во втором классе она отличилась тем, что в заданном в апреле сочинении о весне она написала довольно «загадочную» фразу: – «Люблю зиму в начале мая». – И хоть Аня старалась при разборе сочинения подать ошибку Нины в виде доброй шутки, все же сама по себе фраза вызвала в классе всеобщий смех.

– Ну, Нин, ты и сказанула! – смеялись мальчишки на переменах.

А вот девочки, напротив, соблюдали полную солидарность с «пострадавшей». Они окружали Нину и кричали мальчишкам: «Перестаньте, дураки! Нина и так переживает!».

Но самое интересное случилось чуть позже. На первое мая, ночью, в точности по пожеланию Нины, действительно выпал обильный снег, и жители Пушкина, заснувшие весной, с удивлением увидели, что за ночь перенеслись в зиму.

Когда после майских праздников снова начались занятия, то Нина стал истинным героем, о которой говорили уж во всей школе, как о «великой прорицательнице».

Нина прибежала взволнованная раскрасневшаяся, и хотя стала уже взрослой девушкой, глаза ее светились все той же детской задоренкой.

Сильно постучав, она, не дожидаясь ответа, открыла дверь и, просунув голову, спросила:

– Анна Евгеньевна, к вам можно?

– Ну, конечно, Нина, входи! – смеясь ответила Аня. – И что это ты так бежала? Запыхалась даже.

– Ой, Анна Евгеньевна, столько дел, столько дел. У нас же через два дня выпускной вечер. А меня наш штаб по организации послал вас пригласить на выпускной вечер, как нашу первую учительницу. Потому что все мы начались с вас.

– Ну, это ты преувеличиваешь, – рассмеялась Аня, – но на ваш выпускной вечер непременно приду.

Вечер был организован с большой выдумкой и прошел необыкновенно интересно и весело. Столы не ломились от обилия съестного, но зато такие любимцы Ани, как Стасик Когновицкий, Виктор Баранов, Зоя Полякова и другие ребята после каждого лимонадного тоста в честь очередного присутствующего учителя, разыгрывали смешные сценки из своей школьной жизни, а на стене актового зала было повешено великое изречение Нины Новиковой: «ЛЮБЛЮ ЗИМУ В НАЧАЛЕ МАЯ!».

Степан Егорович приехал в Пушкин в конце учебного года и, прежде чем войти в комнату к Ане, предварительно постучал, будто пришел за спичками к соседям.

Получив разрешение войти, в нерешительности остановился у порога.

– Что с тобой? – удивилась Анна. – Входи. Садись. Ты, ведь, у себя дома.

Степан Егорович робко прошел в комнату, взялся за стул, стоявший у стола, приподняв его, задержался, будто на что-то решаясь, и, решившись, поставил стул ближе к Ани, которая, почувствовав слабость во всем теле пред неминуемым тяжелым разговором, присела на диван. Немного помедлив, он сел напротив нее.

– Аня, мне необходимо сказать тебе нечто очень важное, – начал он, с трудом выговаривая слова.

Категория библиотеки: