Глава 42

На пятый день рана на ноге Терентьевны заметно уменьшилась, на коже вокруг раны стали исчезать фиолетовые пятна, и по всему чувствовалось, дело идет на поправку. Терентьевна приободрилась и стала рваться поработать в усадебном саду. Аня и Игорь Николаевич с трудом убеждали ее подождать до окончательного заживления раны.

На шестой день Аня принесла Игорю Николаевичу прочитанную книжку.

– Ну, как? – сразу после приветствия, нетерпеливо спросил Игорь Николаевич.

– Замечательно! Я прочитала книгу на одном дыхании. Но главное, что я вам должна сказать, это то, что завтра я уезжаю. Уж вы, Игорь Николаевич, присмотрите за Терентьевной. Чтобы еще дней семь – никакой работы в саду.

Вечером, когда, как повелось, «на телевизор смотреть Форсайтов» пришла Лиза, Аня сообщила и ей о своем отъезде.

– Понятно, – прогудела Лиза, – у нас не Питер. Тут столичный человек от скуки с ума сойдет. Жаль, что ты у меня всего один раз и побыла. А Аркаша так ждал, так ждал, – все хотел удивить тебя новым словом в кулинарии.

На следующий день, рано утром распростившись с горячо благодарившей ее Терентьевной, Аня вышла из дома со своим легким чемоданчиком и направилась к остановке автобуса. Уже через несколько шагов ее догнал Игорь Николаевич.

– Решил вас проводить, если позволите.

– Ну, раз вы уже решили, то как не позволить, – с усмешкой сказала Аня.

– И еще позвольте ваш чемоданчик, а то вроде бы и провожать незачем, – грустно сказал Игорь Николаевич, отбирая у Ани ее необременительную ношу. – И чем же вас поразил Моэм? – тут же спросил он, видимо, желая услышать мнение глубоко мыслящего читателя.

– Странно, – словно погружаясь в глубь сюжета раздумчиво произнесла Аня, – вроде бы в книге нет острых, поражающих воображение эффектов, но гениально исследуются тончайшие движения человеческой души — и это захватывает.

Так в разговорах о прочитанной книге и о красавце соборе, что виделся им почти на всем протяжении их пути, они дошли до кольца автобусного маршрута. Народ уже толпился возле скамейки для ожидающих. Теперь Аня и Игорь Николаевич лишь изредка перебрасывались словами в напряженном ожидании автобуса. И наконец он, громко ревя мотором, подкатил к остановке .

– Эх! – неожиданно взяв Аню под локоть, проговорил Игорь Николаевич. – А то бы оставались у нас. Ну, чего там в Питере сладкого? А здесь природа, да и люди есть не хуже питерских.

– Нет, дорогой Игорь Николаевич, там уже такой кусок жизни, что, если и оторвешь, то только вместе с сердцем.

– Жаль. А то бы... Но вы приезжайте, Анна Евгеньевна. Непременно приезжайте!

– Постараюсь. Если только не подведет здоровье, приеду.

И Аня подошла к самой двери автобуса. В это время прогудела Лизина труба:

– Бог ты мой, уже садится! Это ж в кои веки автобус пришел раньше времени! Еще б минута и лучшая подруга уехала б без моего благословения!

Лиза выдернула Аню из очереди и крепко обхватила ее своими натруженными в бесконечных усадебных работах руками.

– Прощай Анюта. Чует мое сердце, что больше свидеться не придется. Кончается наше время. Легкого тебе пути. Аркаша по тебе плачет. Корит меня, что не сумела привести тебя еще раз на обед. А вот и Игорь рвется к тебе.

Лиза отпустила Аню и дала возможность Игорю Николаевичу подать руку Ане:

– До свиданья, Анна Евгеньевна! Век буду помнить о

вас. Будьте счастливы! – сказал Игорь Николаевич, пожимая Анину руку.

– Ну, что же, – грустно пробасила Лиза, – все высказались, давай, забирайся.

Лиза подхватила Аню за талию, подсадила на подножку, и Аня скрылась в гуще пассажиров. Через минуту автобус рявкнул двигателем и тронулся в путь.

– Ну, вот и уехала наша «лягушка-путешественница», – грустно прогудела Лиза, обращаясь в Игорю Николаевичу. – А мы, Игорь, пойдем домой собирать дары природы. У нас ведь только и дела: сначала землю одарить по весне навозом и семенем, а потом у нее принимать то, что она нам соизволит подарить по осени.

Категория библиотеки: