Глава 45

Встреча с Андреем не прошла для Ани бесследно. В доме отдыха, несмотря на отличную погоду, на многочисленные развлекательные мероприятия и присутствие словоохотливой и не по возрасту беспечной спутницы в лице Любовь Сергеевны, к Ане редко возвращалось былое радужно- оптимистическое настроение. Она все чаще была грустна и искала любой предлог для уединения. С другой стороны, встреча с Андреем пробудила в ней какую-то внутреннюю гордость, неослабевающее сопротивление тому, что хотел увидеть Андрей, а именно старческой дряхлости. Она действительно помолодела, и многие мужчины «в возрасте» искали знакомства с ней. Что ж, это ей было приятно. И, если мужчина был достаточно эрудирован, она с удовольствием услаждала себя умными разговорами, прогуливаясь по тропинкам вдоль Финского залива.

Вернувшись из Дома отдыха, Аня нашла в почтовом ящике письмо дочери, которая просила ее записаться в очередь на постройку кооперативной квартиры в доме на улице Алексея Толстого. И как можно скорее, так как желающих очень много. Аня немедля пошла в домовой комитет и записалась в очередь, но когда через месяц стали разыгрывать квартиры, ей досталась квартира на самом верхнем, пятом этаже. Но это было еще полбеды.

Оказалось, что надо сразу же заплатить задаток в три тысячи рублей. У Ани никогда таких денег не было, и она не знала, у кого бы такую сумму можно было занять. Любовь Сергеевна, конечно, отдала бы последнее, но она тоже была богата только умом и ничем больше. Положение спас неожиданный приезд Жени. Женя, не раздумывая, выложил из своих отпускных три тысячи для любимой сестры, и через два дня уехал в Херсон к родителям невесты, с которой познакомился, когда гостил там у своего друга.

Осенью Аня приняла очередной первый класс, но не испытала при этом обычного душевного трепета, какой ее всегда охватывал при виде этих напуганных строгим школьным порядком детишек, с которыми ей придется четыре года подниматься к первым, еще невеликим вершинам знаний и прививать им первые ростки любви к родине, чести и сострадания.

В середине сентября Аня получила письмо от сына, где он сообщал, что женился, что доволен своей женой, и что возможно, приедет вместе с нею весной.

Привычная, годами отлаженная работа, постепенно снова увлекла Аню, не оставив места хандре и опустошенности. По возвращению из школы она подолгу сидела в раздумьях у любимого окна, с трудом отрываясь к проверке тетрадей и подготовке к следующим урокам.

В апреле Аня получила телеграмму от Жени, в которой он поздравлял ее с рождением внука, а следом пришло письмо, в котором он сообщал, что в этот отпуск он не может приехать вместе с женой, так как они боятся ехать в такую дальнюю дорогу с маленьким ребенком. Но обещал прилететь на пару дней и привезти фотографию внука. И точно в середине мая Женя, уже старший лейтенант, веселый и красивый в своей офицерской форме, влетел в комнату:

– Здравствуй, мама! Ты все еще у меня красавица! Видел твою фотографию на доске почета: ты самая красивая!

Женя обнял Аню, поднял и, напевая куплет штраусовского вальса, закружил с ней по комнате.

– Ой, Женечка, отпусти, – взмолилась Аня, – мне уже не до вальсов. Лучше покажи фотографию внука.

Женя открыл аккуратный чемоданчик и разложил на столе фотографии и из ЗАГСА, и со свадьбы, и, конечно, фотографии внука – малютки в детской распашонке, с большой круглой головкой, покрытой тонюсенькими светлыми волосиками. С фотографии он смотрел на Аню большими темными выпуклыми глазами, в которых еще не было мысли, а отражалось лишь любопытство перед такой диковинной штучкой как фотоаппарат. Женина жена внешне Ане понравилась. Она не была красавицей, но лицо ее имело правильные черты, а сосредоточенный взгляд темных глаз, позволял полагать, что она умна.

Пробыв дома всего полтора дня, Женя улетел к жене в Херсон.

Категория библиотеки: