На байдарках по Свапе. М. Д. Ковалев

со Швейцарией. Вдоль дороги тянулась светлая берёзовая роща, но грибов в ней не оказалось никаких, даже поганок. (Впрочем, прочтя этот текст, Валентиныч просил отметить, ― что он  таки узрел 2 старых подберёзовика и несколько розовых сыроежек!) Что за лето? Просто удивляет своим безгрибьем, несмотря на обилие дождей. Уповаем на осень. Очень нам понравилось это место, и купание под горой. Один лишь недостаток был ― обилие отдыхающих компаний выше по течению. Оттуда допоздна доносились шум лодочного мотора и музло. Так я называю примитивную бухающую музыку для бухих. Мы сошлись на том, что не понимаем выезжающих на природу «отдохнуть» с бухающим так, что всё кругом трясётся, музлом.

<--pagebreak-->

тплыли в десять утра, думая заночевать в петле, ― нашем излюбленном рыбачьем месте близ устья Свапы. Быстро прошли Нижнее Песочное, расположенное в стороне от реки. И вот по правую руку из-за густых древесных зарослей выплыла на высоком берегу Сныткинская церковь.  Валентинычу рассказывали о чудесном роднике близ этой церкви, и он загорелся желанием разыскать его. Но пристать у церкви было негде, да и с берега на наш вопрос отвечали, ― нет здесь родника!  И мы продолжили сплав. Причалили ниже остатков бревенчатого сныткинского моста, уже за селом, где спрошенный нами мужичок вспомнил о роднике. Валентиныч с Анатоличем пошли с баклагами через  село к церкви искать его. Однако, вскоре они вернулись с водой из колонки, так и не обнаружив этот загадочный родник-призрак. То ли его затянуло, то ли оказался под поверхностью высокой этим летом воды реки?...  

Ниже Сныткина Свапа принимает слева Вандарец. Река становится широкой и глубокой с незаметным течением, большими заливами. Места рыбацкие. Вдоль берегов расставлены рыболовные кружки и раколовни, рыбаки во всём блеске экипировки: на иномарках, с палатками и надувными мотолодками. Один тащил на такой лодке садок с золотыми краснопёрками…  В пути крепко доставалось заднице, ― отсиживали, хоть и подкладывали на жёсткое байдарочное сиденье специальные седушки, изготовленные Валентинычем из монтажной пены, да ещё и шмотки поверх. После двух-трёх часов плавания приходилось выходить на берег, чтобы размяться, ну и перекусить. Хорошо посидеть в знойный полдень на мягкой травке чистого песчаного бережка в тени кустов. Попить горячего чайку из объёмистого Андреева термоса. Да и недозрелые абрикосы, прихваченные мною, уже за милую душу идут. Тут только я заметил, как обгорела открытая всем ветрам мужественная грудь Андрея. А ведь только что вернулся с моря, с югов! Пора и мне натянуть штаны, бо ноги сильно подгорели. Хотя всё лето в шортах на велосипеде езжу.

Проходим на вёслах, стараясь спрямить путь по излучинам, большой остров на Свапе под Семёновкой.  Здесь я бывал, ловили на перетяжку с Серёгой Кондрашёвым. Дальше Гряды, места уже хорошо знакомые.  Вот и Комаровский плёс и затон. Здесь тоже отдыхающие. Осталось немного тихой воды до так хорошо знакомых быстрин. На первой излучине с течением, после остатков мельницы ― какой-то лесоповал! Недавно полосой прошла буря и навырывала и пошвыряла в реку громадные ольхи. Прибрежный лес всегда такой густой,  теперь стал разреженным.  Но это только в одном  месте. Вот и петля! Её горло шириной всего метров в 30, а длина излучины с полкилометра.  Есть в ней и быстрины и глубокие ямы, много затопленных деревьев. На том берегу глухой заболоченный лес ― урочище

Категория библиотеки: