На байдарках по Усоже и Свапе (2020) Михаил Ковалёв

На байдарках по Усоже и Свапе

Этим летом несмотря на коронавирус мы решили осуществить давнюю задумку и сплавиться по Усоже и Свапе. Шли как и прошлым летом на двух байдарках на одной два Михаила (Анатолич и Валентиныч), а моим напарником на этот раз оказался не дедушка Саша, а Сергей. Сергей примерно моего возраста (лет на 20 постарше Михаилов) крепкий и загорелый, привычный к походам. Мы с ним и ночевали в его выцветшей брезентовой палатке, купленной ещё при социализме. Сноровистый Сергей один ставил и убирал эту незамысловатую палатку, держащуюся на двух кольях,  кажется, быстрее чем справлялись со своей  недавно купленной Анатолич с Валентинычем вдвоём.  Ещё он любит цитировать изречения из Корана, особенно суру Магомета о том, что не стоит заноситься: ибо хвастовство подобно гласу осла, и нет ничего противнее этого… Но каков он, глас осла, я уверен, большинство земляков не знает. Мог ли я подумать, что вскоре его услышу?

Усожа у деревни Рышково, где мы начали сплав, оказалась довольно широкой речкой, по дну которой течение вытягивало полосы водорослей.  Постепенно она начала расширяться, а течение затихать. По берегу виднелись добротные новые дома, обложенные желтоватым облицовочным кирпичом. От них к воде были оборудованы сходы, устроены купаленки. Видно, гнёздышки зажиточных железногорцев. Вскоре послышался шум падающей воды. Да, на Усоже есть водопад высотою поболе метра, образовавшийся на месте полуразрушенной бетонной плотины. Пришлось выгружать байдарки и обносить его. Заодно попили чаю, расспросили и угостили пряниками пацана, забрасывавшего удочку под водопадом. Дальше нас ожидали завалы. Перелезая через перегородивший русло ствол я ободрал колено. А Валентинычу, шедшему с Анатоличем первыми, чтобы протиснуться, пришлось пилить суки.

Останавливаться на ночлег решили в семь вечера. Подобрали местечко с пологим песчаным бережком. Сушняка поблизости оказалось вдосталь. Пока хлопцы ставили палатки, я с первой спички разжёг костёр. Сухие ракитовые листья вспыхнули как порох. Уже при свете фонарей Сергей порадовал нас вкуснейшей свежей бараниной с рисом, закупленной Анатоличем. Стоявший на противоположном берегу одинокий турист, сплавлявшийся на надувной байдарке, экипировавшись полез в воду светя по сторонам ярким фонарём. Я забурчал − Весь крупняк повыбили эти подводные стрелки! Даже ночью не дают рыбе покою… Но Анатолич успокоил меня − Нет. Это он за раками полез…  Только стали укладываться, как из темени с реки послышался громкий шум воды.  В свете наших фонариков загорелись большие глаза рыже-пегих коров, переходивших реку вброд. Долго шумели коровы на броде. Утром  пастух подгоняя стадо возил на коне новорожденного телёнка, свесившего чисто-белые ноги. Я впервые увидел такое. Вспомнились точные слова Есенина из стихотворения о старой корове − «Думает грустную думу о белоногом телке». От пастуха узнали, что в стаде 350 коров. Сергей оценил стоимость коровы в 40 тыщ. И пока мы с ним высчитывали стоимость стада, Анатолич сразу выдал верную цифру 14 миллионов… Ох, недаром он предприниматель! 

Слышали как в железорудном карьере громыхнул отдалённый взрыв. Вечером в небе с грохотом маневрировали военные самолёты, застучали колёса поезда на далёком мосту через Свапу. Поработавший на железной дороге Сергей определил

− Пассажирский, тепловоз одна секция и восемь вагонов. 

 И объяснил

− У тепловозной тележки три оси дают три частых удара на стыке. А две тележки пассажирского вагона по две оси дают две пары разнесённых ударов: Ту-ду…. Ту-ду…   

Утро

Категория библиотеки: