От Булгаковки до Шаляпина

Я уехал в Тамбовскую область дослуживать в армии, а после этого вернулся в Ожерелье к брату и устроился на механический завод в городе Ступино. В Ожерелье я ходил в небольшой клуб "1 Мая", где познакомился с одним молодым человеком, который, как оказалось, тоже служил в ГДР, только в танковых войсках. Он-то мне и предложил поступать вместе с ним в МГИМО. Экзамены в этот вуз проводились на месяц раньше остальных, так что в случае неудачи я ничего не терял и мог подать документы в другое место.

Мы собрали необходимые документы, что было достаточно непросто, и я прихожу на первый и самый важный экзамен — по немецкому языку — и сдаю его на 5 баллов. Получить 5 баллов в МГИМО за язык было очень трудно! Когда я уже учился, узнал, что в моей немецкой группе были только медалисты, выпускники спецшкол. А моей спецшколой была служба в вооруженных силах. Потом были другие экзамены: история, география, сочинение и русский устный, в итоге я набрал 22 балла — проходной балл для армейцев и производственников — и стал студентом факультета международных отношений

Николай Горбунов в ТАСС с заведующим Редакцией стран Средней и Северной Европы — с Анатолией Сергеевичем ТюпаевымФото из личного архива

Николай Горбунов в ТАСС с заведующим Редакцией стран Средней и Северной Европы — с Анатолией Сергеевичем Тюпаевым Фото из личного архива

В ТАСС вместо МИД

В институте я продолжил учить немецкий, а со второго курса начал осваивать норвежский язык. Учеба шла успешно, и на пятом курсе меня направили на преддипломную практику в ГДР, в посольство СССР, где я провел два с половиной месяца, а еще столько же я пробыл в Лейпциге в генеральном консульстве. Там я написал диплом и, вернувшись, защитился. Это было в 1970 году, в этом году мы планируем отметить 50-летие выпуска.

Однако по итогам распределения я попал на работу не в Министерство иностранных дел, а в ТАСС, в редакцию Северной Европы (ГДР, ФРГ и северные страны). Я до сих пор чрезвычайно благодарен, что меня отправили работать в ТАСС, потому что довольно поздно, почти в 30 лет, окончил институт, и в МИД с его сложной иерархией я бы просто застрял в секретарях. А в ТАСС я начал осваивать международную журналистику.

Через год работы записался на курсы иностранных языков в ТАСС, сначала хотел изучать английский язык, но наш заведующий редакцией посоветовал мне продолжать изучать норвежский. Я его послушался, и в январе 1973 года меня направили в первую служебную командировку в Норвегию.

В тот год там проводились парламентские выборы, было очень много работы, и я по ходатайству местного коллеги остался в Осло почти на год вместо планировавшихся трех-четырех месяцев. За это время я написал множество как служебных, так и других материалов, например подготовил статью "Золото Северного моря" для газеты "Социалистическая индустрия" о начале разработки нефтяных и газовых месторождений в Северном море, перевел доклад председателя Коммунистической партии Норвегии и даже познакомился с Туром Хейердалом.

Вернувшись из командировки, я продолжил работать и учиться. И по совету руководителя курсов иностранного языка пошел учить финский язык.

СБСЕ и финский Шаляпин

В 1975 году в Хельсинки состоялось Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), и примерно за три недели до его начала на заседании Политбюро ЦК КПСС было принято решение, что принимать в нем участие Советский Союз будет на высшем уровне. И меня отправили в Хельсинки помогать трем работающим там корреспондентам в качестве стажера.