Революционные годы. Последнее предупреждение (1905-1906)

В начале 20 века Курская губерния была одной из самых отсталых в России. Население Льговского уезда было преимущественно крестьянским. Земли не хватало. Деревня разорялась и голодала. К развитой промышленности относились только сахарная да водочная. Наиболее развитый пролетариат был на железной дороге. Труд по 10-12 часов, заработная плата не покрывала самые насущные потребности, широкое распространение приобрели штрафы, накладываемые по любому поводу. Администрация была всесильной.

Революционные выступления отмечались и раньше. Так, ленинская газета «Искра», печатавшаяся в Германии, в номере №16 от 1 февраля 1902 года сообщала о крестьянских волнениях во Льговском уезде. Значит, они были довольно серьезными, раз информация дошла до заграницы. Основным носителем революционных настроений был железнодорожный узел. Рабочие-­железнодорожники имели связи с другими городами страны. Многие из них получили образование и квалификацию.

Когда по всей России разнеслась весть о расстреле 9 января 1905 года мирной демонстрации в Петербурге, первыми в уезде откликнулись забастовками рабочие сахарных заводов и железнодорожники. В конце января на станции Льгов получили листовку с обращением ко всем железнодорожникам Московско - Киевско - Воронежской железной дороги с рядом требований к управляющему дорогой. С 10 февраля забастовали служащие станции Курск. Их поддержали в Льгове. Движение на дороге было остановлено на сутки. Все требования забастовщиков выполнили.

Вслед за рабочими, волнения стали быстро распространяться среди крестьян. 9 февраля, пристав Искрицкий пишет рапорт о самовольной порубке леса принадлежавшего князю Барятинскому, крестьянами села Верхние Деревеньки. Он указывает, что было срублено около 300 осиновых и дубовых деревьев. Когда же стали разыскивать их по крестьянским дворам, то встретили нескрываемое, враждебное отношение.

26 февраля около 300 крестьян села Пены потребовали от управляющего имением графини Клейнмихель продать им по низкой цене луг. Тогда же жители Клишино, Малых и Больших Угон стали демонстративно днем вырубать леса Барятинского, о чем было доложено губернатору: «… при попытке задержать крестьян, был нанесен удар дубиной одному из стражников, и были сделаны угрозы, побить урядников и местных объездчиков, после чего они разбежались».

Эти события привлекли внимание губернских властей и в феврале в Льгов был направлен полуэскадрон кавалерии, а в - Пены пехоты. 1 марта уездный исправник с драгунами прибыл в Большие Угоны с требованием добровольно вернуть срубленный лес. Но добровольно не получилось, пришлось семь человек арестовать, а несколько десятков подвергнуть порке.

В течение весны и лета по уезду прошел целый ряд стихийных выступлений. Самой распространенной формой борьбы стал выпас скота на господских лугах и порубки леса. Но власти еще и предположить не могли, что их ожидает осенью, а затем и в 1906 году.

Успешная борьба недавних выходцев из села, а теперь рабочих сахарных заводов и железнодорожников, ободряюще действовала на крестьян. Кроме этого, в деревни стали возвращаться уезжавшие на сезонные работы, а также солдаты. Они привозили вести из других мест, революционную литературу. Из их рядов чаще всего и выдвигались организаторы выступлений.

С октября крестьянское движение в уезде вспыхнуло с новой силой. А 5 ноября вся Курская губерния была обьявлена на положении усиленной охраны. В эти дни вновь прокатились забастовки на железной дороге и сахарных заводах, послужившие примером для крестьян.

11 ноября, в деревне Лукашевка, была разгромлена экономия помещика Яроша. 14 ноября - хутор Муравьева. Двое суток подвергались грабежу усадьбы князя Гагарина и Сабашникова. Крестьяне прекращали работы, скот,

Категория библиотеки: