Вернулся я на родину

Многие помнят, что были такие слова в песне советского периода, который одни вспоминают с ностальгией, другие осуждают. Каждый человек – кузнец своего счастья, и благополучия. К сожалению, в большинстве случаев на пути этого «кузнечного мастерства» возникает множество препон созданных функционерами от власти. Не говорю о предпринимателях всякого рода. И тех, и других, вероятно, обуревает элементарная жадность, что и порождает множество негативных явлений в нашей жизни. Однако … капитализм. Но не будем об этом.

Родился в Ленинграде, но мама сразу привезла к бабушке во Льгов. Да ещё и с ужасным диагнозом – менингит. Лекарств, в те времена от такой болезни не было. Есть ли сейчас? Не жилец на этом свете – таково было общее, да и врачебное мнение тоже. Завернули меня в какие-то одеяла, и засунули в духовку обычной русской печки - доживать. Голос подавал очень редко и то, вероятно, когда хотел есть. В силу молитв, да и в самого господа-бога тогда, кроме старушек, никто не верил. Но бабушка лечила меня травяными отварами. При приёме которых, как рассказывали, пациент, то есть я, начинал орать, но вопреки всему взял да и выжил.

Тут можно вспомнить анекдот. Два врача спорят между собой: «Первый … заболел менингитом, в итоге только смерть. – Второй – не согласен. Некоторые выживают, но остаются идиотами. Не спорь, сам болел, … знаю». Психиатры считают, что чрезмерная увлечённость чем-либо свойственна людям, о которых окружающие часто говорят, что у них «крыша поехала». Впрочем, тут можно добавить концовку заключения второго врача – сам болел,… знаю. Это уже диагноз. Остаётся надеяться, что в моём случае, вероятно, он был не очень точным.

Специальность мамы оказалась невостребованной (психотехника), она наряду с кибернетикой, генетикой и рядом других, попала в разряд так называемых лженаук. Результаты всем известны. Пришлось ей переквалифицироваться и стать преподавателем русского языка и литературы. С отцом - Владимиром Бунеликом разошлась, как она утверждала из-за того что он, без её согласия, дал мне «неправильное» имя – Любомир. Хотя оно и предполагает иное предназначение человеку, нежели Владимир, конечно в вариациях, зависимо от того как воспринимать понятие мир. В усечённом варианте, при произношении сверстниками, явно была накладка, получалось Мира. Это мало приемлемо для мальчишки. Однако мои сверстники были снисходительны и чаще использовали Мирон. Старшие не щадили детского самолюбия, но в результате обучили не обращать внимания на подобные «мелочи», или по крайней мере, маскировать собственное раздражение. Ну, а другая фамилия появилась не случайно и, вероятно, она и была причиной ухода мамы от отца. Но ведь не тот отец кто «родил», а тот, кто вырастил….

Это не далось никому, оба погибли во время войны. Свободную нишу заняли дед, школа и улица.

Дилетантизм издавна правил нашей страной. По крайней мере, так считал мой дед Пахомов Семён Егорович. После службы на флоте, отработал слесарем по ремонту котлов в локомотивном депо 2-го Льгова до выхода на пенсию перед самым началом Великой Отечественной войны. По его мнению, после октябрьского переворота власть была организована из тех, кому нечего было терять кроме собственных цепей. Кто ничего не имел, не хотел учиться, а потом не умел и работать. Все они «ушли в товарищи».

Однако, обретя власть, они быстро научились сначала двум действиям –отнимать и делить, а уже потом

Категория библиотеки: