«С задания не вернулся...»

К статье «С задания не вернулся...»

«Любая цивилизованная страна не только гордилась бы этим теоретическим и практическим богатством. Она бы сделала всё возможное, чтобы использовать его облагораживающую силу для нравственного, художественного и гражданского воспитания детей…»
Борис КАМОВ

Сегодня, 26 октября, исполняется 75 лет со дня гибели в годы Великой Отечественной войны советского писателя А. П. Гайдара. В качестве корреспондента «Комсомольской правды» он ушёл на фронт юго-западного направления и не вернулся… Наш знаменитый земляк прожил недолго, всего 37 лет, но это годы, до конца отданные борьбе за народное счастье.

Аркадий Петрович был нео-быкновенным человеком: любил жизнь, дальние дороги, дым костров на привалах, надёжных товарищей. Старый фронтовик Гайдар, может быть, лучше, чем многие другие, понимал размеры надвигавшейся на страну беды. И думал о предстоявших битвах. Своё же место нашёл сразу, как только заиграла боевая труба.

Предлагаю вам, уважаемые читатели, отрывок из статьи Б. Камова «Я отвечаю за всех». Это психологический портрет писателя А. П. Гайдара. Борис Николаевич Камов на протяжении полувека изучал биографию и творчество Аркадия Петровича, расследовал и восстановил обстоятельства гибели одного из самых любимых детских авторов двадцатого столетия. В статье приведены факты, о которых в прежние времена невозможно было бы рассказать.

«…Внутренний мир любого человека был и остаётся загадкой. Мы иногда удивляемся несоответствию привлекательного внешнего облика некоторых людей мерзости их поступков. Всякий раз поневоле задумываемся, какие обстоятельства сформировали подобный склад мысли и аморальные потребности.
Но, как ни странно, гораздо труднее порой бывает понять, как сформировался хороший человек. Ведь иногда его судьбу, направление духовного развития способны определить два-три произнесённых кем-то слова. Именно о таком уникальном случае и его громадных общественных последствиях я и хочу сейчас рассказать.

Мне в жизни выпала большая удача. В годы Великой Отечественной войны я был тимуровцем. Ребёнком, школьником помогал взрослым, считая, что тем самым помогаю фронту. Став литератором, я много лет собирал документы, а главное – воспоминания об Аркадии Петровиче Гайдаре. О нём рассказывали родные сёстры, бывшие школьные товарищи, соратники по Гражданской войне, друзья-литераторы. Особенно много услышал от ветеранов, которые встречались с писателем, участвовали вместе с ним в боевых операциях.

Мои собеседники вспоминали, что незадолго до войны Гайдар сильно пил: в результате контузии у него начался посттравматический невроз, который он переносил очень тяжело. Его близкие жаловались: временами Гайдар превращался в большого ребёнка, словно пытаясь доиграть в те детские игры, которые у него отняли Гражданская война, а потом и обязанности командира Красной Армии.
Кто-то знал его очень близко, как, скажем, Рувим Исаевич Фраерман, автор книги «Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви». А кому-то в отступлении, в партизанском отряде довелось провести вместе с Гайдаром всего несколько часов. И таких собеседников у меня набралось несколько сотен. Но магнитная плёнка не позволит соврать. Ни один человек не произнёс об Аркадии Петровиче ни одного неуважительного слова.

Более того, как раз в начале Великой Отечественной, в трагическом сорок первом, когда натура человека проявлялась порою с бесстыжей откровенностью, Аркадий Петрович как солдат, как мужчина раскрылся с особенной силой. Находясь в нечеловеческих условиях, буквально в сотнях метров от врага, голодая и замерзая вместе с товарищами по тяжёлому отступлению, Гайдар совершил немало отважных поступков, смог спасти сотни солдатских жизней...

Ещё совсем недавно в газетах и журналах публиковалось множество гадостей об Аркадии Петровиче – командире Красной Армии. Пытаясь облить грязью личность Егора Тимуровича Гайдара, решили изобразить извергом и его деда. Однако анализ самых «сенсационных» публикаций показал: ни один факт из сотен приведённых не подтвердился. Всё оказалось циничным враньём. Об этом сейчас можно прочитать в моей книге «Аркадий Гайдар. Мишень для газетных киллеров. Спецрасследование». Книга вышла уже двумя изданиями.

В свете того, как в последние годы разрушается нравственность в России, как ради личной выгоды люди совершают дикие поступки, готовы на любую подлость, личность светлого детского писателя Аркадия Петровича Гайдара, этапы её формирования представляют особенный интерес. Вот уж поистине перед нами – пример «на все времена».

Главными чертами своего характера Аркадий был обязан матери. Она воспитала в сыне стойкость и мужество, верность и любовь к Родине, что в немалой степени и определило его судьбу...
Когда Аркадию исполнился год с небольшим, в семье появилась сестрёнка Наташа, Талочка. И мама объяснила сыну:

– Ты теперь – старший брат. Ты теперь отвечаешь за Талочку. Чтобы с ней всё было в порядке. Чтобы её никто не обижал.

Потом родились Катя и Оля. Аркадий и для них был старшим братом, то есть отвечал за каждые их шаг и поступок, ходил с сестрёнками гулять, читал им книжки. Если девочки заболевали, давал им по часам лекарство. Так у мальчика выработалась привычка отвечать за других.

В первую школьную зиму Аркадий с друзьями пошёл на речку Тешу кататься на коньках. Лёд был не особенно крепок. Покатались. Аркадий отвинтил коньки, собрался идти домой и вдруг услышал крик: «Выбирайся на берег! Выбирайся на берег!».

Он оглянулся и увидел: Коля Киселёв провалился под лёд и пытается выбраться из полыньи. А Костя Кудрявцев и другие одноклассники, стоя на безопасном отдалении, лишь дают бесполезные советы. Между тем шансов на спасение у Коли оставалось мало. Едва он хватался за край полыньи – лёд обламывался. Тогда Аркадий лёг на живот и ползком добрался до Киселёва. Но лёд под ним треснул, он тоже провалился и ушёл под воду. К счастью, в полынье было не так уж глубоко. Аркадий схватил Колю за руку, и они побрели по дну к берегу. Так он спас товарища.

Полвека спустя об этом случае мне поведал Николай Николаевич Киселёв, полковник в отставке, участник трёх войн, кавалер многих боевых орденов.

– Если бы не решительность Аркадия, – сказал Николай Николаевич, – моя жизнь тогда и закончилась бы на дне Теши.

Закалка и чувство ответственности, полученные в детстве, потом не раз выручали Аркадия Петровича в трудных ситуациях.

Отзвук материнского наказа «Ты отвечаешь за…» я слышу и в том трагическом решении, которое принял Аркадий Петрович. Я говорю о его отказе лететь в Москву из осаждённого Киева в сентябре 1941 г. Потом, уже в партизанском отряде, его много раз спрашивали: «Почему? Ну почему?!». Аркадий Петрович отмалчивался, но однажды не выдержал:

– Стыдно. Улететь было стыдно.

Аркадий Петрович немало времени проводил на передовой, ходил в разведку, участвовал в боях. Многих красноармейцев и командиров знал по именам. Молодые бойцы говорили ему: «Мы выросли на ваших книгах». Как можно было после этого сесть в самолёт и улететь? И что, оставить этих вчерашних школьников врагу, а самому спастись?

Между тем я подозреваю, что главным доводом остаться был даже не стыд. Поскольку в Киевском военном округе ещё продолжала существовать боеспособная, лучшая в Советском Союзе армия, у Гайдара возникла внутренняя решимость спасти хотя бы часть обречённых красноармейцев четырёх армий Юго-Западного фронта, окружённых фашистами под Лубнами в сентябре 1941-го. Лишь отдельные группы советских бойцов смогли прорвать кольцо и выйти к своим. Многие погибли, попали в плен.

Вместе с брошенной армией и тысячами украинских беженцев Гайдар брёл по Бориспольскому шоссе неведомо куда. Люди ещё не могли поверить, что Ставка Верховного Главнокомандования уже «списала» их как «запланированные потери». Информации о том, что происходило окрест, не было никакой.

Внезапно на дороге раздался грохот гусениц тяжёлого танка, который двигался со стороны Киева. На башне в чёрном шлеме, блестя наградами, восседал командир. Судя по петлицам, то был генерал. Первый увиденный красноармейцами после оставления Киева.

Танк нахально громыхал посреди шоссе. Люди торопливо шарахались в стороны, чтобы не попасть под гусеницы, но в то же время удивлённо и даже радостно передавали друг другу: «Власов! Это же генерал Власов! Командующий 37-й армией». Как же бойцы радовались его появлению! Значит, Родина их не забыла, не бросила. Они кричали генералу, пытаясь остановить танк... Однако Т-26 даже не замедлил ход.

...Аркадий Петрович с детства отличался чувством собственного достоинства. Ни при каких обстоятельствах он не терял самоуважения. Когда сотни людей выстроились вдоль дороги, уступая путь танку, Гайдар вышел на середину шоссе, расставил ноги – в знак того, что с места не сойдёт, и широко раскинул руки. Со стороны могло показаться, будто он собирается обнять танк.

Гайдар обладал той самой нравственной мощью, которую не смогли сломить ни ГУЛАГ, ни нацистские лагеря, ни дурацкие приказы бездарных военачальников «взять высоту любой ценой». Это поколение выстояло и победило, и как жаль, что большинства из них уже нет в живых. Таких несгибаемых, как генерал Карбышев, таких несломленных, как герои Брестской крепости, таких не падающих духом, как защитники Севастополя, Сталинграда… Подобной внутренней силой обладали Георгий Константинович Жуков, Георгий-Победоносец, который спас Россию от фашистского дракона со свастикой на крыльях...

Т-26, заскрежетав траками, остановился. Между бронёй и человеком с раскинутыми руками оставалось не более трёх метров. Однако человек даже не шелохнулся, только опустил руки. Танк мгновенно окружили плотным кольцом. Те, кто оказался рядом с броневой машиной и генералом, ждали новостей, распоряжений, больше всего ожидали команды «К бою!».

– Кто вы такой? Что вам надо? – громко и грубо спросил Власов, обращаясь только к Гайдару.

– Товарищ командующий, – ответил Аркадий Петрович, – я – военный корреспондент «Комсомольской правды» на Юго-Западном фронте.

– Да, я вас слушаю.

– Я хотел бы получить у вас ответ на вопрос о том, что в настоящее время делается штабом вашей армии, чтобы привести в боевую готовность вот этих людей?..

Гайдар спросил о том, о чём Власова хотел спросить каждый, но никто не отважился. Все на дороге замерли. Решалась их судьба. Глаза генерала сверкнули яростью. Но вопрос Гайдара слышали все.
– Мой штаб, – ответил Власов, – как раз заканчивает разработку этих вопросов. Соответствующие распоряжения будут разосланы в штабы частей, где вы сможете с ними ознакомиться.

Тон ответа был таков, что исключал дальнейшие расспросы. Но заявление Власова дарило зыбкие надежды. Однако за сутки ничего не изменилось. И когда на другой день опять вдалеке загрохотал танк, Гайдар вспомнил, как внутренне подтянулся Власов, когда услышал, что перед ним корреспондент центральной газеты.

Аркадий Петрович снова вышел на середину шоссе, широко расставив руки. Танк шёл прямо на него, не сбавляя скорости. Сотни людей снова замерли. Гайдар же опять не дрогнул. Танк со скрежетом остановился теперь уже в метре от писателя.

– Кто вы такой? – снова спросил Власов, будто бы не узнавая. Он опять сидел на башне, – видно, ему очень нравилось такое положение.

– Товарищ генерал! Я – корреспондент «Комсомольской правды». Прошли сутки. Хотел бы знать, что сделано за это время штабом вашей армии…

Власов нагнулся и что-то негромко крикнул в люк водителю. Танк заскрежетал и рванул с места. Гайдар едва успел отскочить...

На что рассчитывал Аркадий Петрович, дважды останавливая танк Власова? Что этот генерал-лейтенант изменит положение на Юго-Западном фронте? Вернёт обратно оставленный войсками Киев? Конечно же, нет. Но он полагал: если Власов объединит хотя бы несколько разрозненных частей, он сумеет в каком-то месте прорвать глухое окружение. Гайдар понимал, что много народу при этом погибнет, но какую-то часть армии всё же удастся спасти. А так все бойцы были обречены. Люди шагали в глубокий немецкий тыл. В плен.

Согласись Власов на такую операцию – Гайдар стал бы его умелым помощником. Но Власов там, под Киевом, главным образом заботился о себе.

Что Аркадий Петрович конкретно имел в виду, разговаривая с Власовым, он продемонстрировал буквально через три дня. Гайдар прослышал, что возле деревни Семёновка есть довольно густой лес. В нём собрались от трёх до четырёх тысяч окруженцев. И якобы они готовились прорвать кольцо окружения.

Гайдар нашёл этот лес. В нём действительно собралось много бойцов и командиров. На пожухлой траве лежали раненые. Тут на самом деле скрывалось более трёх тысяч человек. Еды не было, питались в основном кониной. Не было медикаментов. Не хватало питьевой воды. Но главное – никто не знал, что делать дальше.

Аркадий Петрович отправился в близлежащие сёла, нашёл ребят-комсомольцев. Они увезли на подводах часть раненых. Гайдар обнаружил раненого капитана Рябоконя, который был родом из этих мест. Он подсказал, как из Семёновского леса малоизвестными тропами можно попасть на Каневщину. После этого Аркадий Петрович вместе с полковником, лётчиком Александром Дмитриевичем Орловым подготовил три штурмовых группы. Ночью они прорвали немецкое оцепление вокруг леса, и таким образом Гайдару и Орлову удалось вывести в безопасное (на тот момент!) место три с лишним тысячи окруженцев.

В этой связи хочу привести одну подробность. Готовясь к ночному прорыву, который мог для него (как и для других) закончиться гибелью, Аркадий Петрович не забыл про раненого капитана Рябоконя, подсказавшего ему маршрут. Гайдар подготовил группу молодых бойцов, которые должны были нести Рябоконя, передавая друг другу носилки, во время боя. Рябоконь остался жив. От него-то я и узнал многие детали этой операции.

После войны, когда к нему в деревню Верхнячка приходили тимуровцы, чтобы он рассказал им про Аркадия Петровича, Яков Константинович Рябоконь закончил свои воспоминания словами:
– Сам Гайдар нёс меня на носилках!

Из Семёновского леса Гайдар с группой окруженцев пришёл в лес под Леплявой, что вблизи Канева. Вооружённые люди, которые там собрались, называли себя партизанами. Но лагерь больше напоминал цыганский табор. Ничего не умеющими мужиками командовал ничего не понимающий секретарь местного райкома партии, к тому же ещё и бабник. Как и другие окруженцы, Гайдар понимал, что отряд в таком виде и с таким командиром долго существовать не сможет. И бывший командир отдельного полка задумал создать партизанское соединение по армейскому типу.

Главным доводом в пользу подобного проекта было то, что в сёлах скрывалось большое количество красноармейцев, вышедших из окружения, а поблизости ржавело под дождём немало брошенного оружия, были даже пушки. Гайдар хотел попытаться осуществить то же самое, о чём он просил Власова: собрать людей, дать им дело. В конечном счёте – повести их в бой.

Степная Украина для партизанской войны не годилась. Аркадий Петрович планировал формировать своё соединение в Черниговских лесах, которые больше подходили для этих целей. Удача шла ему в руки. Аркадий Петрович познакомился с командиром разведывательной группы старшим лейтенантом И. Гончаренко. Он рассказал Гайдару, кто они и чем занимаются. Старший лейтенант тоже был читателем и почитателем его книг. Профессиональный разведчик, Гончаренко считал, что от главного детского писателя Советского Союза никаких, даже военных секретов быть не может... Группа принадлежала Главному разведывательному управлению Красной Армии. Гончаренко имел прямую радиосвязь с Москвой. Понятно, что он был в курсе ближайших партизанских планов писателя и намеревался продолжать с ним теперь уже боевую дружбу…

Гайдар планировал создать своё партизанское соединение примерно в то же самое время, что и С. А. Ковпак, А. Ф. Фёдоров, будущие дважды Герои Советского Союза. Но у Аркадия Петровича было несравненно больше военного опыта. И два военных образования.

Прочитав рукопись моей книги «Сумка Гайдара», Алексей Фёдорович Фёдоров сообщил: «Лично я был глубоко взволнован тем, что Гайдар в октябре 1941 г. собирался с товарищами перебраться из-под Канева в Черниговские леса и создать там партизанское соединение. Если бы Аркадий Петрович не погиб, кто знает, быть может, нам и довелось бы воевать с ним вместе или хотя бы рядом…».

Гайдар погиб 26 октября 1941-го – на рассвете того дня, когда намеревался отправиться с группой окруженцев на новое место. В последние мгновения жизни он ещё успел предупредить других об опасности. Аркадий Петрович вызвал огонь на себя. И четверо его товарищей в тот день остались живы. Один из спасённых, лейтенант Василий Скрыпник, дошёл до Берлина. Ещё один, лейтенант Сергей Абрамов, стал главным подрывником в соединении Ковпака...

Каждый народ имеет свои национальные богатства. В том числе и духовные, воспитывающие нравственность, совесть, честь. Аркадий Петрович Гайдар, человек и писатель, воплощает в себе это неисчерпаемое духовное богатство. Многие его поступки – пример подлинно гражданского поведения в самых тяжёлых обстоятельствах. И не только военных.

Сумеет ли Россия распорядиться этим богатством? Хотя бы по малой толике одарить им своих душевно оскудневших детей? Ведь ныне на «героев нашего времени» равняться не стоит. Просто не на кого. А ведь каждый подросток хочет быть на кого-то похожим. Брать с кого-то пример. Но перед его глазами в газетах, журналах и на экране ТВ – либо «бригады», либо «менты», смелые, но духовно бедные, либо проворовавшиеся чиновники в зале суда...

Так что же мы сегодня закладываем в души завтрашних строителей новой России?»

Автор: Г. ЧУРКИНА

Ваша оценка: Нет Средняя: 7 (2 голоса)
ruff
Аватар пользователя ruff
Пользователь offline. последний визит 20 недель 4 дня назад. Нет на сайте
Регистрация: 18.01.2013
Сообщений: 19
Баллы: 43

А вот правнучка отличилась((( пруф:https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D0%B0%D1%80,_%D0%9C%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%8F_%D0%95%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0

D_a_n_t_e_XXX
Аватар пользователя D_a_n_t_e_XXX
Пользователь offline. последний визит 2 дня 1 час назад. Нет на сайте
Регистрация: 03.09.2014
Сообщений: 1735
Баллы: 4076

ruff пишет:
– Стыдно. Улететь было стыдно.

И сейчас...

seanick
Аватар пользователя seanick
Пользователь offline. последний визит 3 недели 1 день назад. Нет на сайте
Регистрация: 22.04.2014
Сообщений: 40
Баллы: 80

всем добрый день.
Кто такая Г. Чуркина?