Велоэкстремист всех времен и народов. Алексей Потупин

и небольшая могилка Александра Гершфельда, а музей велотуризма стал носить его имя.

Так сбылось завещание: в клубе имени Травина стал размещаться музей истории велотуризма имени Гершфельда. Эти два человека стали в памяти лозовских велотуристов двуедиными. Этим был весьма доволен и наш давний друг Павел Конюхов, сумевший к тому времени сотворить музей путешественников имени Травина в далёкой дальневосточной Находке.

Мы подкатывает на улицу Гагарина, к дому 13 и поднимаемся в квартиру 9. Нас встречала вся наличествующая семья сестры Травина Полётовой Александры Леонтьевны. Сама старенькая хозяйка весьма расстрогана, волнуется, вытирает слёзы. Её успокаивают, усаживают в кресло и начинается наша необычная беседа. Приносятся фотоальбомы и вот раскрывается семейная хроника. Александра Леонтьевна вспоминает, что Глеб с самого детства был очень целеустремлённой личностью. Если он чего хотел- добивался во что бы то ни стало. Ко всему относился очень серьёзно.

К кругосветному велопутешествию он готовился очень тщательно. Действительно, Травин первоначально собирался именно в кругосветное велопутешествие, но к тому времени, когда мечта могла вопротиться в жизнь, дороги за рубеж уже позакрывали, поэтому он и переориентировался на круговое велопутешествие по границам СССР. И решил сделать то, о чём никто и подумать не мог- пробраться и по северной границе страны Советов. Готовился он к этому несколько лет: до службы в армии, во время службы и после службы. Специально напросился, чтобы после службы его направили на Камчатку, чтобы поближе познакомиться с жизнью севера и его народов.

Александра Леонтьевна показывает несколько фотографий, уже известных велосипедному миру России. А я спрашиваю:

- Ну почему же до 1960 года о его путешествии ничего не было известно? Почему ничего не публиковалось? Почему нет фотографий, ведь известно, что Травин имел на маршруте фотоаппарат ЛЕЙКУ и снимал всю дорогу?

Женщина тяжело вздыхает и говорит, что всё не так просто, как представляется. Просит вспомнить, что было в тридцатых годах в стране? Да вроде сталинские годы, репрессии. Правильно. Так вот, в одном из журналов в примерно середине тридцатых годов появилась статья о путешествии Травина (вот это да! А у нас в музее ничего про это нет!) и в особенности о том, как он преодолел побережье Северного Ледовитого океана. Была статья, была, кто его знает, сохранилась ли в архивах? Но, это же ТЕ ГОДЫ! Через короткое время по своим каналам они узнали, что автор статьи репрессирован и расстрелян, что могут быть последствия, да ещё какие! Повод могли найти простейший, например, что Травин- американский шпион, ведь он действительно интересовался историей освоения северного побережья Сибири и Дальнего Востока. Он действительно увидел всё, что делается на северных просторах России и с этой точки зрения представлялся просто находкой для американцев. Не следует забывать и о том, что готовясь к походу, он заказал именно в Америке велосипед. Да, да, Травин проехал маршрут на американском велосипеде! Если читали книгу, то вспомните, что велосипед был необычным, с деревянными ободами! Правда, с ними пришлось расстаться ещё в пределах Дальнего Востока, они первыми не выдержали русское бездорожье. Но сам факт говорит о том, что американские велотехнологии Травин освоил значительно раньше современных байкеров! А кто видел велосипед Травина в Пскове, тот обратил внимание не некоторые НЕОБЫЧНОСТИ велосипеда: крепкая ДВОЙНАЯ СВЕРХУ рама, масляный фонарь.

Александра Леонтьевна начинает ещё больше волноваться, руки дрожат. Продолжает. Вся семья гудела по вечерам как растревоженный улей. Сёстры в один голос умоляли Глеба уничтожить всё фотодокументы и даже паспорт-регистратор. Но он был непреклонен. Готовил большой материал для издания книги. А тут стали исчезать друзья. Их забирали и всё. В семье поднялся переполох. Уже плакали и взывали к совести путешественника, ТАК КАК ОН СТАВИЛ ПОД УГРОЗУ ЖИЗНЬ ЦЕЛОЙ СЕМЬИ. Против этого Глеб Леонтьевич был бессилен. Если в себе он был уверен, то видеть слёзы близких людей для него было нестерпимо. Отдал почти все фотонегативы и они были тут же сожжены.

Мы ещё раз переспрашиваем: - И вы лично это сжигали?

Ответом было: - Да. А что было делать, годы были такие.

И всё же несколько фотографий и паспорт-регистратор велопутешественник спрятал. После этого всякие разговоры о велостранствиях были запрещены, семья ЛЕГЛА НА ГРУНТ. Длиной в 20 лет, вплоть до разоблачения культа личности и расстрела Берии. Так невероятная история о ледовом велопутешествии была неизгладимо испорчена, многие подробности забыты. К счастью, пронесло, за Травиным никто не пришёл, никто его не выдал.

А нам было подарено 2-3 фотографии из семейного альбома. А.П. Погорелов оказался немногословным человеком. Лишь вскользь упомянул, что работает учёным в Арзамасе-16. И всё. И до сегодняшнего дня я ему признателен и благодарен за ту уже далёкую встречу. Одно время мы переписывались с Александрой Леонтьевной, но она очень тяжело болела и однажды пришло сообщение о её смерти. Так прервалась история самых близких людей Травина.

Мы узнали, что очерк о Травине был действительно издан в одном из Сибирских издательств ). И было это примерно в 1935 году. Назывался тот сборник очерков "Выход к морю".

http://book.anabar.ru/book.html#15_gleb_travin_zola

D_a_n_t_e_XXX
Аватар пользователя D_a_n_t_e_XXX
Пользователь offline. последний визит 1 неделя 2 дня назад. Нет на сайте
Регистрация: 03.09.2014
Сообщений: 1744
Баллы: 4094

Мих пишет:
Велоэкстремист всех времен

Может "ВЕЛОЭКСТРЕМАЛ"??? Да уж....