ПУТЕШЕСТВИЕ В АМЕРИКУ.

Наброски первых впечатлений от посещения Америки.

Америка… Далёкая… Кого-то манящая, кого-то пугающая.
Большая часть длинного, десятичасового перелёта позади… Громадный Боинг 777 несётся к далёкому континенту, который никогда не входил в планы моих посещений, но… лишний раз убедился, что в жизни не всё можно предугадать. На пилотной карте телеэкрана, под фигуркой перемещающегося по маршрутной линии самолётика, появились, узнаваемые по школьным учебникам, очертания Гренландии. Из иллюминатора резанул поток света. Мы с дочерью, как завороженные, не могли оторвать глаз от сияющей бесконечной снежной белизны. Местами это напоминало небрежно брошенное шёлковое покрывало, а где то, сквозь него, как стая притаившихся аллигаторов, неожиданно проступали остроконечные извилистые каменные хребты. До самых границ океана ни одно облачко не мешало любоваться этой сказочной картиной. На пилотном табло появились названия незнакомых островов и проливов, и небо заволокла пушистая непроницаемая перина.
Аэропорт Кеннеди встретил непонятными указателями, разбивавшими потоки прилетевших на «своих» и гостей страны. За тем, под пристальным вниманием темнокожих контролёров, последовало весьма длительное оформление окончания полёта, и… вот она Америка.
Встретивший нас русскоязычный водитель, державший в руках табличку с надписью «Мr. Bugrov», живущий в этой стране уже более десяти лет, бойко рассказывал по дороге о предстоящем открытии красот Нью Йорка, не обращая никакого внимания на поразившие меня кучи лежалого мусора вдоль трассы, ограждённой гнутыми, покалеченными металлическими разделителями. Это, и цепочка малюсеньких, похожих друг на друга домиков-скворечников на окраине города, разделённых узкими метровыми проходоми, было первым моим неожиданным удивлением, ну а второе – конечно же, Манхеттен. Я не мог представить такого величия и красоты!
… Небоскрёбы… Видеть на открытках, и оказаться среди них в реалии – это ни с чем не сравнимо! …Такие разные, и, в то же время,… похожие. Отражая друг друга в своих зеркальных поверхностях, они как будто красуются друг перед другом на званом балу, хвастаясь нарядом и индивидуальными вычурными примочками. Закрывая собой небо, они, где то внизу, как заботливые наседки бережно прикрывают уцелевшие крохи архитектуры давних лет, говорящие о истории города. Заглатывая паркингами подземных этажей бесчисленные автомашины, освобождают от лишнего транспорта улицы. Их шикарные холлы соревнуются между собой в изысканности и стиле. Магазины у подножья, сплетаясь в замысловатую, сияющую манящими огнями причудливую гирлянду, не дают возможности понять, к какому из великанов они примыкают. Даже подняв голову, не разобрать границ слияния величавых монстров, разглядеть которых можно только лишь издалека, найдя, если повезёт, узкую расщелину. Поднимаясь на их бесшумных лифтах на 70-ый, 100-ый этаж, не ощущаешь ни тревоги, ни скорости, ни беспокойства! Минута, и ты уже со смотровой площадке видишь, как где-то далеко, внизу, ползают по чётким уличным квадратам каменных джунглей крохотные машинки, напоминающие с этой высоты вялых, малюсеньких аквариумных рыбок, а океан рассыпанных огней, кто то сравнил с неизвестной новой галактикой.
Наш отель располагался на Бродвее, что позволило любоваться этим чудом в разное время суток. Оказавшись среди бесконечного нагромождения фантастических зданий, ощущаешь себя парящим внутри волшебного кристалла, живущего непрекращающейся сияющей жизнью, затягивающего свободой, энергией, новизной, и не требующего от тебя никаких ответных обязательств. Как будто наяву слышался волшебный голос легендарного Френка Синатры - Нью Йорк, Нью Йорк ! Бросалось в глаза, что американцы живут каждый своей жизнью, не заботясь о том, какое впечатление они производят на окружающих. Поначалу это кажется необычным, но потом привыкаешь, и воспринимаешь как некую забаву. В тесном потоке прохожих, рядом могли оказаться и гуляющие не спеша в свободных одеждах туристы, и торопливые деловые служащие в аккуратных офисных костюмах с галстуками, сверкающие набриолиненными зачёсами, и пробегающая в спортивных трусиках молодёжь, и энергичные, громкоголосые, гортанно перекрывающие даже автомобильный рокот, темнокожие компашки. Никого не смущали, сидящие вдоль тротуара на картонных подстилках, среди шика и блеска, странные личности с рукописными табличками, призывающими оказать финансовую поддержку. Где то они и прилечь могли, и подружку рядом уложить… Вся эта уличная картина очень напоминало хаотичное разнообразие высыпанного содержания женской сумочки, где в невообразимом хаосе перемешивались и косметика, и лекарства, и потерянные ключи, и бриллианты! Такое «оливье», двигающееся, пренебрегая сигналам светофоров, в разных направлениях, объединяло и делало узнаваемым улицы города. Всех отличала в общении стандартная лицевая наклеечка внимания и доброжелательности, в ауре самодостаточности созданного для себя мира. Носящихся с