ОПЕРАЦИЯ «АНТИ-КРЫМ» В.Шульгин (Калининград)

и культуре носителями духа народности. К сожалению, вместо них на господствующих позициях мы продолжаем видеть менеджеров – имитаторов чего угодно.

Приведу показательный недавний пример того, к чему всё это приводит. Командир серьёзной войсковой части пригласил меня выступить перед личным составом. Поскольку это была первая встреча, я решил не начинать со злобы дня, а говорил преимущественно о Русской культуре, о тысячелетнем боевом натиске Запада на нашу Византийско-Русскую цивилизацию, избрав девизом стих И. Северянина: «Любовь, Россия, солнце, Пушкин, // Могущественные слова». Разговор шел о первичности народных чувств, той «пушкинской самобытности», которая служит лучшей самозащитой от любой агрессии извне, духовной ли, физической ли. Словом, я решил прибегнуть к платоновскому «припоминанию» самого главного зиждительного чувства, природой вложенного в сердца людей. Это очень возможно, поскольку мы являемся носителями беспримерно «великого и могучего» по духовности языка. Приём этот давно испробован. Он надёжен по своей честности и безыскусности. Метода «припоминания русизма» себя оправдала: воины слушали с интересом о природных чувствах и думах представителей Русской Традиции.

Однако произошел показательный «кёнигсбергский» сбой, следствие долгого тотального навязывания неметчины, «вползшей» уже и за ограждение военных частей. Один военнослужащий-контрактник, русский по происхождению, родившийся в Калининградской области, наслушавшийся местной пропаганды, буквально не мог терпеть «русских глаголов» по вытравленности из него природного русизма. Он покинул класс, говоря, что рождён «на земле Канта» в отличие от меня, «приехавшего из России» (предварительно он об этом спросил). Заметьте, я лишь едва помянул о практике навязывания русским людям духа пресловутой «региональной идентичности», вершимой по плану нашего геополитического противника, но и этого оказалось достаточно. «Переформатированный» парень оказался глух к русскому наследию, так как в его сознание со школьных времён внедрено чувство заёмного «пруссачества» со своими «ценностями».

Описанный случай показывает, что план конструирования «вымышленной общности» из денационализированных русских, разработанный немцами и их западными союзниками, очевидно, ещё в 1980-е годы, умело воплощается в жизнь. Прежде со столь русофобскими реакциями можно было столкнуться лишь на интеллигентских тусовках среди «креативных» журналистов и прочих общественников, прикосновенных к западному «довольствию» в виде оплачиваемых визитов за рубеж, подачек и преференций (в том числе с дарованием права на жительство в Польше, Германии и т.п. странах). Примерно с середины 2000-х гг. с подобного рода протестами уже можно было столкнуться в студенческих аудиториях КГУ (ныне БФУ им. И. Канта). Теперь очередь дошла до военнослужащих из рядовых. Надо ли ждать, когда дело дойдёт до массового «переформатирования» сознания местных офицеров армии и флота?

В течение последних 25 лет шел организованный рост западнистских кадров, а носители русского воззрения устранялись с главных позиций в сфере культуры и просвещения. Ещё в середине 1990-х гг. «знаковый» студент И.О. Дементьев, уже тогда бывший идейным «соросовцем», публично издевался над профессором философии С.В. Корниловым, не соглашаясь с его констатацией идейной преемственности по линии Кант – Маркс. Младой «либерал» отвергал очевидное, а именно, что генезис марксизма был следствием воздействия диалектики «сумрачного гения» И. Канта. Дементьев отразил умонастроение нового «соросовского» начальства Вуза, оставшегося в рамках прежнего прозападного доктринёрства, чуравшегося свободного русского воззрения. Не удивительно, что к 2006 г. С.В. Корнилов за свои научные и национальные воззрения был лишен кафедры. Дементьев же, наоборот, стремительно «взлетел» сначала по общественным «хлебным» должностям (руководитель влиятельной прозападной НПО, член Совета по культуре при губернаторе и т.д.), затем и по бюджетным (с 2013 г. заведующий научно-исследовательским отделом военной истории, которой он никогда не занимался; с 2015 г. – заведующий кафедрой, хотя он не доктор наук). Теперь подобными начальниками БФУ наполнен в избытке, что и обеспечило «эффективное» насилие над самосознанием юношества, о чём уже было сказано.

Итак, в Калининградской области создано целое сословие западнистов, от учительствующих смердяковых до внимающей массы одураченных. Всё это может дать обильные кадры полицаев в случае очередного нашествия Запада . Достигнута впечатляющая степень «переформатированности» сознания калининградцев, особенно активной молодёжи, что видно по многочисленным фактам, отдельные из которых приведены. Есть и прямо убийственные совсем новые проявления главной местной болезни – организованного «увода» граждан «от России». Речь идёт о сменах русских фамилий на немецкие и украинские. Это «математически точное» указание на грозящую беду организованного «отхода от России». Так, знаю местного предпринимателя, поменявшего русскую фамилию на немецкую. Этот достаточно образованный и не старый человек с русской женой и ребёнком решил провернуть эту унизительную операцию при живых родителях… ради будущей карьеры своего чада, и, возможно, своей! Его жена этому решению всячески способствовала, почувствовав, что русское имя в Калининграде как-то мешает им жить.

Другой аналогичный случай касается недавней студентки, закончившей курс Института социально-гуманитарных технологий и коммуникаций БФУ. Она уже занимает видные общественные позиции в Калининграде в сфере «культурного менеджмента» под эгидой администрации города. Это Мария Корсакова, взявшая «по майданной моде» украинскую фамилию Дейкун, причём не по мужу, которого и не предвидится. Девушка открыто причислила себя к «голубому» сообществу (и одновременно к язычникам «родноверам», выступая