СЛЕДОМ ЗА МНОЙ ИХ ИДУТ ГОЛОСА…

На пиджаке в коллекции металла

Ещё одна медаль ко Дню Победы.
А было время, радовался грузу
И боль потерь превозмогая горько,
Кричал «Служу Советскому Союзу!»,
Когда винтили орден к гимнастёрке.
Сейчас всё гладко, как поверхность хляби.
Равны в пределах нынешней морали
И те, кто блядовали в дальнем штабе,
И те, кто в танках заживо сгорали…

…Дома нас ждала рюмочка. Помянули погибших и подняли за ПОБЕДУ…

Молодая женщина, мать троих детей, в откровенном душевном эссе на сайте своего города Льгова пишет:
«Благодарите. Говорите честное слово, чтобы потом не жалеть о лжи.
Обнимайте близких и далеких без раздумий, когда внезапный порыв подсказывает вам, что это нужно сделать сейчас.
Говорите «люблю» не стесняясь, иначе потом будете жалеть, что не сказали.
Говорите «прости», иначе потом пожалеете, что промолчали.
Гордитесь своими истоками, своими учителями–пусть они живут и поют на земле, на небесах, в сердцах.
Не сожалейте никогда...»

Я знаком с этой женщиной, Ириной Родионовой. Знал её родителей, знал дедушку и бабушку. То, о чём она пишет, было естественным в её семье. Надеюсь, с этим пойдут по жизни и её дети. Они не хмыкнут, отвернувшись равнодушно: «Банально!» Устоят и сохранят достоинство рода.

Вот ещё её рассказ о посещении Братской могилы.

«…. Детям было непонятно, почему мы грустим... Сначала дети спрашивали нас о войне, спрашивали об этом месте и о том, кто здесь захоронен, но уже через несколько минут они собирали сосновые шишки и, пытаясь прочитать фамилии погибших воинов, лениво отворачивались: слишком много... Слишком много их, погибших, не вернувшихся к матерям сыновей, к женам мужей, к детям отцов... Слишком много, слишком много они сделали для нас... Слишком мало... Слишком мало мы можем сделать сейчас для них... Но не делаем и этого...
Время потрудится за нас. Как уничтожает оно разбитые дороги, заброшенные дома и целые деревни... Очень скоро. Нам кажется, что прошлый век был совсем недавно, а от него уже почти ничего не осталось. Я вижу родной город редко и замечаю перемены острее. Все стареет... Но не должна стареть память. Память не только нашего города, память всей нашей Родины. Память стирается из поколения в поколение –такова природа. Все зависит только от нас, только от нас, дорогие мои люди...»

По всему миру воздвигнуты памятники Неизвестному солдату. Не счесть скромных могил с красными звёздами, в которых покоятся те, чьи имена удалось установить. Но сколько ещё останков погибших воинов осталось на полях, где проходили смертельные бои, для кого сегодня единственный приют–память близких. У моих земляков-балашихинцев родилась идея персонифицировать монументальный памятник у Вечного огня на площади Славы своего города, установив рядом с ним плиту с именами родных, погибших на фронтах Великой Отечественной. Удастся ли им это сделать? Может, вслед за ними в залах мемориала Поклонной горы в Москве установят артиллерийские гильзы с надрезом, куда каждый сможет опустить записку с именем своего ветерана, участника недавно прошедшей в стране гражданской акции «Бессмертный полк». Такой своеобразный ритуал памяти, как у известной Стены плача. Пока живы те, кто помнят. Этим поступком они как бы впечатают судьбу близкого человека в этот грандиозный монумент признания и благодарности.

…Задержавшись как-то после работы в кабинете с нашим главным инженером – прекрасным энергетиком-романтиком – мы разговорились о теории распространения волн. Алексей Михайлович Гусев говорил о бесконечности волнового движения, сохраняющего в себе информацию мирового бытия даже тогда, когда источник информации уже прекратил своё материальное существование. По этой теории всё, что происходит сегодня в жизни вокруг нас, останется в вечности.

Не знаю, так ли это, но он в это верит!