Джон Кольер "ЛОВЕЦ ЧЕЛОВЕКОВ"

1teniers-alchemist.jpg

Перевод. Муравьев В., 1991 г.

Олан Остен, точь-в-точь пугливый котенок, взошел по
темной скрипучей лестнице домика неподалеку от Пелл-стрит и долго тыкался в
двери на тускло освещенной площадке, пока не отыскал затертую табличку с
нужной фамилией.
Он толкнул дверь, как было ведено, и очутился в комнатушке с дощатым
столиком, креслом-качалкой и стулом. На грязно-бурой стене висели две полки,
заставленные дюжиной флаконов и склянок.
В качалке сидел старик и читал газету. Алан молча вручил ему свою
рекомендацию.
- Садитесь, мистер Остен, - весьма учтиво пригласил старик. - Рад с
вами познакомиться.
- Правда ли, - спросил Алан, - что у вас есть некое снадобье, крайне,
так сказать, э-э... необычного свойства?
- Милостивый государь, - ответствовал старик, - выбор у меня
невелик - слабительными и зубными эликсирами не торгую - чем богаты, тем и рады.
Но обычного свойства у меня в продаже ничего нет.
- Мне, собственно... - начал Алан.
- Вот, например, - прервал его старик, достав с полки флакон. -
Жидкость бесцветная, как вода, почти безвкусная, спокойно подливайте в кофе,
молоко, вино, вообще в любое питье. И можете быть точно так же спокойны при
вскрытии.
- Это, значит, яд? - воскликнул Алан отшатнувшись.
- Ну скажем, очиститель, - равнодушно
поправил старик. - Отчищает жизнь. Скажем, пятновыводитель. "Сгинь, постылое
пятно!" А? "Угасни, жалкая свеча!"
- Мне ничего подобного не нужно, - сказал
Алан.
- Это ваше счастье, что не нужно, - сказал старик. - Знаете, сколько
это стоит? За одну чайную ложечку - а ее достаточно - я беру пять тысяч
долларов. И скидки не делаю. Ни цента скидки.
- Надеюсь, ваши снадобья не все такие дорогие, - сказал Алан с
тревогой.
- Нет, что вы, - сказал старик. - Разве можно столько просить, положим,
за любовное зелье? У молодых людей, которым нужно любовное зелье, почти
никогда нет пяти тысяч долларов. А были бы - так зачем им любовное зелье?
- Очень рад это слышать, - сказал Алан.
- Я ведь как смотрю на дело, - сказал старик. - Услужи клиенту раз, он
к тебе придет в другой. И за деньгами не постоит. Подкопит уж, если надо.
- Так вы, - спросил Алан, - вы и в самом деле торгуете любовным зельем?
- Если бы я не торговал любовным зельем, - сказал старик, потянувшись
за другим флаконом, - я бы о том, другом, вам и говорить не стал. В такие
откровенности можно пускаться только с теми, кого обяжешь.
- А это зелье, - сказал Алан, - оно не просто - знаете - не только...
- Нет, нет, - сказал старик. - Постоянного действия - что там телесное
влечение! Но его тоже возбуждает. Да, да, возбуждает. Еще как! Неодолимое.
Неутолимое. Непреходящее.
- Скажите! - заметил Алан, изобразив на лице отвлеченную
любознательность. - Бывает же!
- Вы подумайте о духовной стороне, - сказал старик.
- Вот-вот, о ней, - сказал Алан.
- Вместо безразличия, - сказал старик, - возникает нежная
привязанность. Вместо презрения - обожание. Чуть-чуть капните зелья
какой-нибудь барышне - в апельсиновом соке, в супе, в коктейле привкуса не
дает, - и любую резвушку и ветреницу станет прямо не узнать. Ей нужно будет
только уединенье - и вы.
- Даже как-то не верится, - сказал Алан. - Она так любит ходить по
гостям.
- Разлюбит, - сказал старик. - Ее станут пугать хорошенькие
девушки - из-за вас.
- Она действительно будет ревновать? - вскричал Алан в восторге. -
Меня - ревновать?
- Да, она захочет быть для вас целым миром.
- Она и так для меня целый мир. Только она об этом и думать не хочет.
- Подумает, вот только глотнет снадобья. Как миленькая подумает. Кроме
вас, ни о ком и думать не будет.
- Изумительно! - воскликнул Алан.
- Она захочет знать каждый ваш шаг, - сказал старик. - Все, что с вами
случилось за день. Всякое ваше слово. Она захочет знать, о чем вы думаете,
почему улыбнулись, почему у вас вдруг печальный вид.
- Вот это любовь! - воскликнул Алан.
- Да, - сказал старик. - А как она будет за вами ухаживать! Уставать не
позволит, на сквозняке сидеть не даст, голодным не оставит. Если вы
задержитесь где-нибудь на час, она будет с ума сходить. Она будет думать,
что вас убили или что вас завлекла какая-нибудь красотка.
- Нет, такой я Диану даже и представить не могу! - восхищенно
воскликнул Алан.
- Представлять и не понадобится, все будет наяву, - сказал старик. - И
кстати, ведь от красоток не убережешься, и если вы, паче чаяния,
когда-нибудь согрешите - то не волнуйтесь. Она в конце концов вас простит.
Она, конечно, будет ужасно страдать, но простит - в конце концов.
- Никогда! - пылко выговорил Алан.
- Конечно, никогда, - сказал старик. - Но если такое и случится - не
волнуйтесь. Она с вами не разведется. Ни за что! И конечно, сама никогда не
даст вам никакого повода - не для развода, нет, а для малейшего беспокойства.
- И сколько же, - спросил Алан, - сколько стоит это поразительное
средство?
- Ну, подешевле, - сказал старик, - подешевле, чем пятновыводитель - так
ведь мы его с вами условились называть? Еще бы! Он стоит пять тысяч долларов
за чайную ложечку - и ни цента скидки. В вашем возрасте такие снадобья не по
карману. На них надо копить и копить.
- Нет, а любовное зелье? - сказал Алан.
- Ах да, зелье, - сказал старик, выдвигая ящик кухонного стола и
доставая крохотный мутный пузыречек. - Доллар за такую вот бутылочку.
- Вы не поверите, как я вам признателен, - сказал Алан, глядя, как
пузыречек наполняется.
- Большое дело услуга, - сказал старик. - Потом клиенты снова приходят,
в летах и при деньгах, и спрашивают что-нибудь подороже. Вот, пожалуйста.
Сами увидите, как подействует.
- Спасибо вам еще раз, - сказал Алан. - Прощайте.
- Au revoir {До свидания (фр.).}, - сказал старик.

Ваша оценка: Нет Средняя: 8 (1 голос)
Urfin Juss
Аватар пользователя Urfin Juss
Пользователь offline. последний визит 2 дня 20 часов назад. Нет на сайте
Регистрация: 23.04.2007
Сообщений: 6831
Баллы: 10189

Алан обязательно вернется Улыбочка
_____________________
Твой мозг, юзер, уже давно не твоя собственность. ©Urfin Juss

Спирт
Аватар пользователя Спирт
Пользователь offline. последний визит 46 недель 4 дня назад. Нет на сайте
Регистрация: 24.04.2007
Сообщений: 2117
Баллы: 496

Читал еще в детстве этот рассказ. Нравится