Современники

Льговская земля по сей день продолжает радовать нас своими талантами, продолжая богатую литературную традицию нашего края. Раздел "Современники", нашей библиотеки, уникален тем, что вмещает в себя произведения наших с вами современников, людей которых мы знаем, которые возможно живут по-соседству, работают, учатся или отдыхают бок о бок с нами. Написанные в разные времена, в разных жанрах все эти произведения объединяет одна тема - тема Льгова. Раздел является постоянно открытым для новых произведений и новых авторов.

Если на службе у Ани все складывалось более менее благополучно, то дома обстановка была удручающей.

Неожиданный удар нанесла Терентьевна. Все собранные с огорода овощи и семена она унесла в свой амбарчик, в котором большую часть отделила загородкой с дверью и повесила на нее замок. Ане с детьми она отдала два мешка картошки и пол мешка фасоли, несколько кочанов капусты, немного гороха и моркови. А это означало, что вскоре продукты придется покупать на рынке из скудной учительской зарплаты.

Преподавать русский язык в училище оказалось не так-то просто. Учащиеся были, в основном, из ближайших деревень, как русских, так и украинских. Все они говорили на смеси русского и украинского языка, но с одним нерушимым правилом: русское произношение буквы «Г» отвергалось начисто. В ходу была украинское утробное произношение этой буквы, что то вреде смеси «Ха» и «Ге», этакое «ХГ». В принципе, в разговорной речи эта смесь языков не мешала в работе ни в поле, ни на стройке. Но при написании сочинений, от русского языка там мало чего оставалось.

Через два дня ровно в шесть часов перед Аниным домом остановился рычащий «судебеккер». За рулем сидел не Горелов, а младший сержант Витя, которого Женька тоже много раз видел в автомастерских. Погрузка была недолгой: два небольших тюка для Ани и дочери, и поменьше – для Женьки. Самым ценным багажом был довоенный чемодан, хранимый как реликвия былой жизни, а потому выглядевший все еще прилично. В кузове, на лавке за кабиной, уже сидели две женщины, так что Ане и Вале пришлось сесть на тюки, а Женька пристроился на чемодане.

Эвакуация детей началась уже в июле. Аню назначили воспитательницей детского дома имени Сталина или, как его упрощенно называли, «Сталинского детдома». Детдом должен был выехать на «летние квартиры» в село Великий двор, находящееся на пути Мариинской водной системы, уже 15 июля. Так как «Сталинский детдом» был сравнительно небольшим и не мог заполнить весь подаваемый состав, то его решили дополнить воспитанниками из детдома имени «Парижской коммуны», администрация которого поступила по подлому принципу: «на тебе, Боже, что нам негоже».

После Нового года к Ане на уроки зачастили делегации из разных городов и комиссии из Ленинграда. Она никак не могла понять: с чего бы это? Такое пристрастное внимание к ее персоне объяснилось четырьмя месяцами позже. Весной сорок первого года второй класс Анны Евгеньевны Костровой признали лучшим в школе и

послали документы в Москву на присвоение ей ордена Красного знамени. Анна, конечно, ничего об этом не знала, но и директор, и представители РОНО уже относились к ней с таким почтением, будто она уже орденоносец.

Страницы

Подписка на RSS - Современники