Бил фашистов под Льговом сын полка Дима Остриков

Юных бойцов Красной Армии на войне ласково называли сыновьями полка. Сколько их было? Согласно архивным документам, в воинских частях служили около трех с половиной тысяч ребят и девчонок. Однако эту цифру многие военные историки считают заниженной, поскольку в общий счет не включены несовершеннолетние бойцы партизанских отрядов.

Таким образом, по оценкам экспертов, количество сынов и дочерей полка, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной, превышает семьдесят тысяч человек.

В регулярные части РККА дети попадали несколькими путями. Чаще всего солдаты подбирали ребят, родителей которых убили оккупанты. Бывало и по-другому: отважные мальцы сами убегали на фронт. Если им удавалось добраться до передовой, то командирам воюющих частей оставалось принять маленького солдата, чтобы дать ему хоть какой-то шанс выжить. Чаще всего появление несовершеннолетнего бойца в подразделении приходилось скрывать, но случалось, что сынов полка официально ставили на довольствие. Им выдавали обмундирование и даже личное оружие. Маленькие герои становились полноправными участниками боевых операций.

Одним из таких героев стал наш земляк, курянин Дмитрий Федотович Остриков.

Худеньким девятилетним мальчишкой Дима прибился к одной из частей Красной Армии, отступавшей через его родное, село Котово Пристенского района, Курской области и прошел всю войну.

Имел боевые награды: орден Отечественной войны II степени и медали «За взятие Берлина», «За Победу над Германией», медаль Жукова. Участвовал в битве на Курской дуге, в боях на Днепре, воевал на Украине, в Белоруссии, Польше, Германии.

Дмитрий Остриков рано остался сиротой. Отца убили еще в Советско-финскую войну, в 1940 году умерла от тифа мать, оставив четверых детей. С началом Великой Отечественной старшие братья и сестра ушли на фронт, а за младшим, Димкой, стала присматривать тетя.

Немецкие части наступали. Одно за другим окрестные села оказывались «под немцем». Митя решил бежать на фронт, чтобы не жить в оккупации. В ноябре 1941 года он, худенький невысокий мальчишка в шапке-ушанке не по размеру, набрел на отступающую часть Красной Армии.

—Солдаты пригрели меня, приняли. Повар накормил гороховым супом, — вспоминал ветеран.

А потом к мальчишке подошел начальник отдела 121-й дивизии майор Хацанович со словами «Посмотрите-ка, до чего пацан худой!».

— В сыновья ко мне пойдешь? — спросил майор у мальчишки.

— Не пойду, — оробел Митя.

— Форму тебе сошьем офицерскую, — пообещал майор Хацанович.

— Тогда, конечно, пойду! — согласился мальчик.

Форму Мите Острикову сшили уже на третий день, и даже валенки маленькие где-то раздобыли. И остался мальчик в части на правах сына полка.

Девятилетнего бойца перво-наперво заставили выучить алфавит и таблицу умножения.

— Главная задача была выучиться, — рассказывал Дмитрий Федотович, — чтобы потом в разведку ходить, читать, запоминать, где я прохожу. На мальчишку ведь кто внимания обратит? Маленький там пройдет, где взрослому никак…

Вспоминал Дмитрий Федотович о многих случаях, когда пригодились ему полученные знания. Однажды отправили его, мальчишку, в разведку к одной из деревень в Курской области. Вошел он в деревню, а там немцы: чей это, мол, пацан тут побирается? А Митя местность эту хорошо знал: так и так, из другой деревни я, тут поблизости. Отпустили немцы пацаненка, а он, вернувшись, рассказал своим, сколько врагов в деревне, где стоят, чем вооружены…

Дмитрий Остриков в составе 121-й стрелковой дивизии 60-й армии И. Д. Черняховского участвовал в боях на Курской дуге. Он вспоминал, что в 1943 году под городом Льговом полегла половина его разведроты.