М.Д.Ковалёв В тренде!

Вспомнил это словцо посетив в рамках устроенной Физтехсоюзом 6-й конференции выпускников, музей истории Физтеха. Вела экскурсию женщина средних лет Екатерина Грек. Начала она с отцов-основателей. И, упомянув президента АН, физика С. И. Вавилова, стала рассказывать про его репрессированного брата академика-генетика  Н.И. Вавилова,  и его смерть  «от голода» в тюрьме. Возникновение мысли о создании Физтеха она подала занимательно. После разделения Физико-математического института на физический (ФИАН) и математический (МИАН), чему способствовал С.И. Вавилов, математики думали: вот старые уйдут на пенсию, а кому передать наши знания и умение экспериментировать? А были они все из гнезда папы Иоффе, из Ленинградского Физтеха.  И решили создать в Москве Физтех, готовить себе смену …   Может, молокососам такие рассказы и нравятся. А мне кажется, человеку, не отличающему  физика от математика, нечего делать в музее Физтеха.

Далее следовал длинный рассказ о несчастьях П.Л. Капицы, которого Сталин с Берией со свету  хотели сжить, но почему-то поставили директором института, и ещё  оборудование ему завезли из-за границы. На моё замечание, что надо бы всё-таки рассказывать об истории Физтеха, а о не репрессированных родственниках  Вавилова и Капицы, она ответила тем, что очень любит Капицу. Потёк рассказ об ужасах тоталитаризма. О том, как Капица выручал из тюрьмы Л.Д. Ландау, «которого бы тоже заморили голодом»,  о том, что лекции неблагонадёжного Ландау стенографировались. (Похоже, это стенографирование не было секретом, вскоре по стенограмме как писал Н.В.Карлов в книге «Повесть древних времён, или предыстория Физтеха» издали курс лекций.)…   Сколь-нибудь связному повествованию о начале Физтеха, о том как удалось собрать созвездие выдающихся учёных, преподавателей,  о первых студентах,  их жизни просто не находилось места в потоке обличений проклятого социалистического прошлого.  Не нашлось места рассказать о том стенографированном неповторимом курсе физики, читавшемся совместно экспериментатором Капицей и теоретиком Ландау. Не были  упомянуты ни первый физтеховский завкафедрой математики  крупнейший геометр член корреспондент Б.Н.Делоне, ни выдающиеся математики академики М.А.Лаврентьев, С.Л. Соболев, С.М.Никольский, зачинавшие физтеховские математические курсы. Экскурсоводу явно было не до слагаемых уникальной системы Физтеха, дававшей основательное  и разностороннее образование.  Образование позволявшее выпускнику найти место в жизни по своим склонностям. Я сам, окончив факультет молекулярной и химической физики, стал математиком, и знаю немало физтехов, с дипломами инженера-физика, впоследствии ставших признанными профессиональными математиками. За шесть лет учёбы на Физтехе студенты усваивали программу по объёму раза в два три превосходящую учебные программы американских и английских университетов, занимающих первые места в нынешних рейтингах. Целями Физтеха было воспитание людей, годных на великие дела такие, как осуществление  атомного или космического  проектов.  Как мелка рядом с этими задачами ныне декларируемая цель попасть в «топ 100» рейтингов, составляемых заграничными дядями по их понятиям. Ложна эта цель и отдаёт интеллектуальным холопством! Старый Физтех подтвердил свой уровень не рейтингами, а своими выпускниками, двигающими науку и технику по всему свету.

В памяти от её речей осталось лишь, как первый ректор,  генерал И.Ф. Петров «хотел заставить всех преподавателей летать на самолёте»…  У нас были мастерские, где мы, первокурсники, работали на станках, паяли, варили металл.  Старшие рассказывали, как поначалу студент ФАЛТа (будущий инженер по летательной технике) должен был, действительно, налетать сколько-то на самолёте. Это и есть политехническое образование. Но чтобы пожилых преподавателей сажать за штурвал самолёта? Такая идея родится только вместе с шизоидной приверженностью либеральному тренду. 

«Неизвестные, вроде

Категория библиотеки: