Наглая лиса М.Д.Ковалёв

 Да ещё, не могу не сказать о чудесном исцелении,  произошедшем со мной. Когда я разувшись укладывался спать в дедовой  палатке, начались такие жестокие судороги ног, что не мог найти себе места. Но стоило мне  обуться, их будто рукой сняло! Часов в десять утра, только начинало припекать июньское солнышко,  тронулись гуськом по лугу в сторону Гряд. Луг  незаглохший, травка ровненькая невысокая. Здесь паслось стадо овец, по дороге валялись клоки шерсти, издали доносилось блеянье. Теперь мусульмане обживают просторы наших лугов. Говорят, на свои праздники они снабжают единоверцев в городах свежей бараниной.…  Немало новых мест повидал я за этот поход. Вот и старый колхозный сад на лугу между Грядами и Комаровкой, небось, и яблочки ещё бывают. Столько раз ездил через эти две деревни  рыбачить, и не подозревал о его существовании.

В Комаровке над Свапой дачники возвели два больших, видных издалека дома.  Однако, пополнить запас воды нам удалось лишь у худощавого, загорелого до черноты и бородатого Андрея. Я принял его за местного жителя, но он оказался москвичом и художником по профессии. Что заставило его с семьёй переселиться из города в нашу глухомань?  Андрей, помимо земледельческих  занятий,  держит Гостевой дом для отдыхающих, и шестерых породистых лошадей для охотников прокатиться  верхом. Анатолич никак не мог оторваться от расспросов его, видно, намечая ещё одну возможность привлечения туристов в Гостевой Дом Льгов.

Дальше мимо любимых своих рыбачьих мест поехали на хутор Ревель, расположенный у берега зарастающего озера.  В стороне осталось Святодухово подворье, где стоит крест и что-то строится за оградой. Путь лежал по дороге из-за давнишней пахоты напоминающей стиральную доску. Ох, и не легко пришлось бедной заднице на узком неподпружиненном спортивном седле, да ещё с увесистым рюкзаком за спиной!  На Ревеле гордо высится новый  и единственный дом с табличкой «Хутор Ревельский 1» − резиденция бывшего лётчика Алмосова. Но встретили нас лишь голодная лениво побрёхиваюшая собака и кошка, хозяина не оказалось. Долго валялись в тени деревьев ожидая − когда вскипит на алмосовской электроплитке чайник. Вскипел он лишь после того, как Валентиныч сунул в него, обнаруженный в бытовке кипятильник.  Перекусив с чаем и подкормив собачку с кошкой подготовились к отъезду. Ещё раз связались с хозяином по телефону, и он предложил нам  отведать клубнички с огорода.  Ребята как-то застеснялись, один  Огуречик уверенно полез на грядку. Дурной пример заразителен, и мы, не мешкая,  присоединились к любителю клубнички. В самый солнцепёк  отправились по луговому бездорожью к Коробкинскому женскому монастырю. Сразу пришлось перелазить через болотину и километра два подминать высокие травы на заглохших луговых дорогах. Хотя кто-то обещал всего полкилометра бездорожья.   

На краю Коробкина нас ждал  на белом мотоцикле бравый мотоциклист Сергей, приехавший изо Льгова поддержать компанию. Он работает на северах и во Льгов приехал в отпуск. С ним держали сотовую связь.  Быстро докрутили до Серебряного.  Помню Серебряный в семидесятых годах прошлого века, обычный хутор с песчаным обрывом над Сеймом и безлюдным сосновым лесом у этого обрыва. Теперь это место превратилось в местную туристскую Мекку.  Соснячок у берега всё лето заставлен машинами, палатками, основательно подвытоптан, разносятся вкусные запахи, гремит «музло».  За забором гостиничный комплекс с бревенчатыми домиками, с лающим у ворот громадным псом, с кафе, где можно и холодного пивка потянуть.  Заядлый натуралист Валентиныч и в этой суматошной обстановке узрел в сторонке розовые цветы кипрея, и отщипнул себе стебель для подробного ознакомления дома с иван- чаем. Всё же есть в нём некий педантизм, к примеру, ходит в продуктовый магазин «Красное и белое», и вовсе не ходит в «Пятёрочку».

Категория библиотеки: