НАШ ПЕРЕУЛОК. О.В.Ткачёва (Курьер)

НАШ ПЕРЕУЛОК

Каждый из нас помнит мес-то, где прошло его детство. Для меня это мой переулок… Именно здесь, в 3-м Пятницком переулке, мой отец Вениамин Николаевич Русов построил дом, в который мы переехали в 1956 году из села Кудинцево. Земельный комитет выделил отцу и соседям Неплюевым всего по 4 сотки и на дом с сараем, и на крошечные грядки, «отрезав» эту землю у Марии Власьевны Буниной. Конечно, она не была от этого в восторге, несправедливо обижаясь на новых соседей. Даже первое время с родителями не здоровалась. Или могла зайти на нашу «усадьбу» (благо, забор нас первое время не разделял) и, с любовью поглаживая оставшиеся после выкорчевки яблони и вишни, громко восклицать: «Яблонька, моя красавица! Что эти сволочи с тобой сделали?!»
Родителям, особенно гордому отцу, эти причитания очень не нравились, и вскоре он из каких-то ошметков досок поставил-таки забор.
Что касается Марии Власьевны, то она со временем успокоилась и по-дружилась с нами. Даже угощала нас с сестрой вишнями и малиной из остатков своего некогда огромного сада.
Соседями справа, как я уже сказала, были Неплюевы – Виктор Михайлович и Анна Петровна (она скончалась совсем недавно). С ними жила мать Виктора – баба Феня, Фаина Игнатьевна. Человека такой доброты я не припомню! На больных ногах она целый день топталась по хозяйству, зорко присматривала за внуками Таней и Сережей. А ещё всячески прикармливала двоих внуков от дочери Нади, которая рано умерла. Муж её Григорий Яковлевич Бобыр вскоре женился вторично, но мачеха к пасынкам Вовке и Сашке относилась прохладно. Полуголодные, они днями пропадали на улице и, конечно, «паслись» у бабы Фени, которая звала их в дом, когда невестка была на работе.
Рядом с Неплюевыми стоял дом супругов Волненко. Мария Тимофеевна работала в спецдоме ребёнка и внешне была строга. Но только внешне. А её муж Николай Васильевич, инженер на винзаводе, улыбался всем, едва войдя в переулок. Потому что каждый вечер возвращался с работы немного пьяненький от вина, что рекой текло на винзаводе. Он любил останавливаться возле соседей или с нами, ребятней, и говорить что-то смешное и хорошее...
Потом шёл дом Захаровых – Петра Александровича и Раисы Васильевны. Он работал водителем автобуса в автоколонне, а она – буфетчицей в знаменитой льговской забегаловке «Зелёный шум» на центральной улице. Публика там была соответствующая, матерщинная. Но если было дежурство Раисы Васильевны, пьяные голоса переходили на шёпот. Потому что вид у нее был строгий и неприступный. 
Захаровы жили по тем временам крепко, первый телевизор в 1962 году появился именно у них в доме. Смотреть его собиралось пол-переулка! И взрослые, и дети у них, в сверкающем чистотой зале, сидели допоздна, если шёл «Голубой огонек», который тогда только появился. Предполагаю, что хозяева были не в восторге от такого количества зрителей, но никогда и виду не подали! А Раиса Васильевна даже часто угощала детей во время просмотра  шоколадными конфетами – большой редкостью в семьях того времени.
У них были дочь Таня и сын Саша. Таня держалась настоящей аристократкой в лучшем смысле этого слова. Конечно, за это над ней ребятня переулка подшучивала: белых ворон в стае ведь неизбежно поклёвывают. Но Таня к разным колкостям относилась снисходительно и вообще жила в своём мире – в мире книг, которые

Категория библиотеки: