Революционные годы. Как большевики взяли власть (1917-1918)

Весть о свержении самодержавия в Льгов привезли машинисты и поездные бригады, побывавшие в Харькове, Брянске и Курске. Льговский уездный исправник Шугуров и воинский начальник Хитрин приказали начальнику почты Масленникову все служебные телеграммы передавать не городской управе, а непосредственно им. Телеграмма о переходе власти к Временному правительству была скрыта. Но от железнодорожников эта весть быстро распространилась по всему Льговскому уезду.

Надо признать, что к тому времени не только во Льговском уезде, но и в губернии сколько - нибудь значимой большевистской организации не существовало, а были отдельные члены РСДРП. В Льгове известны Нелихов и Стегней, оба железнодорожники.

Основную же политическую силу составляли партии социалистов-революционеров (эсеры), конституционных демократов (кадеты) и народная партия порядка. Так, в 1917 году в Льговскую Городскую думу было избрано 8 кадетов, 4 трудовика, 2 эсера, 1 меньшевик и 6 беспартийных (Курск в революции. Курск. 1927г.). О большевиках еще и речи нет. Но посмотрим, что будет через год!

Накануне февральской революции особенно выделялась Народная партия порядка, влившаяся перед этим в Союз русского народа. Льговское ее отделение имело 105 членов. Основным лозунгом партии был "Защита народных святынь и самодержавия». Главные цели четко обозначались в программе:

"Партия организуется для борьбы с революционным движением и для противодействия деятельности известных лиц, именующих себя конституционно- демократической партией и стремящееся навязать себя русскому народу, чуждые ему формы правления и жизни…Признание за русским народом первенствующего значения во всех проявлениях государственной жизни… Целостность и единство Российской империи».

Ул. Советская 20. Первый Дом Советов. (Фото С.Лагутича. Снесен в 2007 г.)

На всю Россию стал известен один из учредителей Курского отделения партии щигровский помещик Николай Евгеньевич Марков. Будучи избранным в Государственную думу, он стал лидером Союза русского народа, призывал сплотиться вокруг самодержавия и воевать до полного разгрома Германии. Эта партия и будет разогнана первой.

Партия эсеров в уезде насчитывала около 250 членов. Они выступали за особый путь России к социализму через народную революцию, социализацию земли, всемерное развитие кооперации и самоуправления трудящихся. Они не разделяли идеи диктатуры пролетариата. Лидерами в уезде были юрист В. Г. Гриш, солдаты В. М. Синяев и Третьяков.

Кадеты объединили интеллигенцию и мелкую буржуазию. Эта партия была легальной с 1905 года и выступала за Россию конституционную и парламентскую, но под ограниченной властью царя. Их программа предусматривала перестройку местных органов власти на началах самоуправления, судебную реформу, демократические свободы (слова, собраний, совести, печати, союзов, неприкосновенности личности и жилища, отмену паспортной системы), помещичью землю предполагалось лишь частично распродать крестьянам.

Определенную роль в уезде играли и меньшевики. Наиболее активными были учителя Дорошев и Гончаров. Очень скоро они об этом пожалеют. Как правило, меньшевики и эсеры выступали в блоке. Искренне желая осуществить реформы в интересах трудящихся, они в то же время не хотели ссориться с буржуазией, резонно считая, что это приведет к гражданской войне.

В феврале 1917 года был организован Льговский уездный исполнительный комитет общественных организаций председателем которого стал народный социалист Б.А.Евреинов.

Посмотрим, как же развивались события в уезде с февраля до октября и почему большевики вдруг стали играть ведущую роль в дальнейшем.

В конце февраля, учащиеся Льговского реального училища, узнав о революции в Петрограде, вышли на улицу с красным флагом. Руководил демонстрацией ученик старшего класса Иван Недостоев (погибнет в Сибири на Колчаковском фронте). Около школы, напротив городского казначейства, состоялся митинг, на котором сообщение о свержении царского самодержавия сделал какой-то чиновник, выскочивший из помещения казначейства.

На другой день, по инициативе все того же Недостоева, учащиеся, собравшиеся в школе, отказались петь на утренней молитве гимн "Боже, царя храни". На большой перемене группа учащихся сняла со стен все портреты царской семьи.

2 марта последний император России подписал акт об отречении, и тысячелетняя русская монархия ушла в небытие. С этого момента весь ход развития России резко изменился.

Железнодорожники 2 марта организовали демонстрацию, к ним присоединились рабочие сахарного завода. У паровозного депо состоялся митинг. Затем все пошли через станцию Льгов-3 к вагонному депо на станции Льгов-2. К этому моменту собралось уже несколько тысяч человек. Развевались красные флаги и транспаранты. Митинг открыл эсер Дорошев. Он встал на край платформы, поднял вверх руку, призывая народ успокоиться, и сказал: "В Петрограде сбросили царя-изверга и организовали свою власть - Советы. Поздравляю вас с революцией!» Затем были другие выступления.

На следующий день железнодорожники пришли в город и у здания водочного завода организовали новый митинг, в котором участвовали уже и солдаты местного гарнизона. Демонстранты прошли по улицам города. В этот день жандармы и городовые были разоружены, а из тюрьмы выпущены заключенные.

Февральская революция способствовала новому подъему крестьянского движения. Если в марте в уезде произошло три выступления, то в апреле уже пять. Началась новая волна борьбы крестьян с помещиками, которая привела к некоторым результатам. Помещики снижали арендную плату, продавали часть своей земли, уверяли, что после созыва Учредительного собрания будут полностью подчиняться его решениям. Активность крестьян снизилась, но появились агитаторы, призывавшие к захвату земель, не дожидаясь Учредительного собрания.

К началу 1917 года в Льгове располагался довольно большой военный гарнизон, в который входили: отряд охраны железнодорожного моста, команды лазаретов 1 и 2, группа управления Льговского Уездного Воинского Начальника, Льговская конвойная команда, Конно-артиллерийский мортирный дивизион, Гренадерский корпус.

21 марта на основании приказа Штаба Киевского военного округа был упразднен воинский начальник, и руководство войсками перешло к Совету солдатских депутатов. Этот Совет выделил из своего состава группу грамотных солдат в помощь городским рабочим для организации Совета рабочих депутатов. Солдат Синяев был направлен в Уездный комитет общественных организаций, а другой солдат Грищенков - в местный продовольственный комитет. Оба они проявили большую инициативу в организации в Льгове Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

По архивным документам, Василий Максимович Синяев сыграл одну из ведущих ролей в установлении Советской власти в Льгове. Родился он в 1891 году в Тиму, откуда был призван в армию. Вступил в партию эсеров, из которой вышел в конце 1918 года. С 1925 по 1927 год работал председателем уездного исполкома в Белгороде. Затем учился, был начальником изыскательной комиссии Волгостроя. Но при очередной "чистке» партии вдруг всплыло, что когда-то был эсером, поэтому не мог не вредить Советской власти. За это его и расстреляли. Реабилитирован Синяев как невиновный в 1957 году. Такая участь ожидала и многих первых коммунистов. Так, несколько организаторов льговского комсомола встретились в воркутинских лагерях.

Дом съездов и собраний. Кинотеатр. (Фото С.Лагутича).

16 апреля был организован Льговский уездный исполнительный комитет Советов рабочих и солдатских депутатов председателем которого стал Н.И.Дорошев.

4 мая на заседании этого Совета впервые присутствовали и представители крестьян. На этом заседании было решено, что ввиду пополнения представителями от заводов и крестьян от волостей уезда "... произвести новые выборы в состав президиума Совета, наименовав его Исполнительным комитетом Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов», что, и было официально оформлено 10 мая.

Уездным комиссаром от Временного правительства был назначен помещик Б.А.Евреинов, который наблюдал за политической жизнью в уезде.

Как ни курьезно, но одним из первых документов, сохранившихся в архиве о деятельности Льговского Совета солдатских депутатов, является рассказ о солдате Королькове, который 8 апреля напился водки и затеял ссору с городским жителем. В тот же день Совет отобрал у него подписку о том, что последний обязуется "… впредь держать себя достойным звания солдата и не чинить никаких предосудительных действий, возмущающих местных граждан».

А вот первый по дате протокол объединенного Совета, который удалось обнаружить в архиве, относится к 15 апреля. На этом заседании решался вопрос о пока еще главных политических противниках - членах Союза русского народа. В этом документе говорится:

"Придавая огромное значение разоблачению этого Союза, а также выявлению лиц, состоящих в нем, совещание постановило немедленно вызвать для допроса соответствующих лиц и произвести обыски, что и было прямо же осуществлено».

Через десять дней в газете публикуются списки членов этого Союза, а в дальнейшем, многие из них будут арестованы.

18 апреля Уездный Совет принимает решение об аресте активных членов Льговского союза земледельцев и в первую очередь предводителя дворянства Муравьева.

Организационно Совет строился так. Отдельные заводы, предприятия, объединения рабочих (например, кустарей), а также волостные Советы крестьян и части гарнизона выбирали своих представителей в Совет, которые зачислялись в его члены. Рабочим аппаратом являлся президиум, состоявший из председателя, двух заместителей и двух секретарей. Особенным авторитетом пользовались солдаты, что подтверждается следующим документом:

"Достаточно их делегировать в какую-либо волость для улаживания земельных, лесных и особенно продовольственных вопросов, как солдаты сейчас же призывают к миру, спокойствию и среди населения прекращаются раздоры и неурядицы».

В этом же году состоялась первая в истории Льгова первомайская демонстрация. На станцию Шерекино утром прибыл празднично украшенный поезд с рабочими и служащими ж/д узла. Демонстранты несли множество знамен и транспорантов с призывами самого разнообразного характера, отражавшими программы различных партий.

На широкой поляне соснового бора, около станции, состоялся митинг, на котором ораторы приветствовали революцию и говорили о политических требованиях своих партий. После продолжительного митинга, с пением "Смело товарищи в ногу» и "Интернационала» демонстранты направились в город, а к ним присоединялось все большее количество народа.

Пройдет совсем немного времени, и выступать на митингах станут представители только одной партии.

Если в городе события разворачивались довольно мирно, то совсем по-другому обстояло дело в деревне. 19 мая комиссар Временного правительства Евреинов пишет:

"...В крестьянской среде революция только начинается… недоверчиво и озлобленно настроение по отношению ко всему старому, давшее волю своим классовым антипатиям и смертельно боящееся как-нибудь упустить из рук доставшуюся свободу, сельское население представляет собой тот горючий материал, для воспламенения которого достаточно одной незначительной искры».

Противостояние землевладельцев и крестьян обостряется. В июле помещица Маслова с угрозой говорила своим батрачкам: "Через две недели немец заберет Россию. Вернет нам снова крепостничество. Без розог нельзя обойтись…»

А настоятель Рыльского монастыря подал жалобу архиерею на крестьян села Банищи, которые выгнали из монастырского леса сторожей и разбирают заготовленные дрова.

Крестьяне все ждут обещанной реформы и раздела земли, а в Советах, на своих заседаниях все решают, как это лучше осуществить.

Между тем, 25 августа генерал Корнилов двинул на Петроград конный корпус. На следующий день в Льгов пришли телеграммы от Керенского об этом мятеже и самого Корнилова с призывом к нему присоединяться. Немедленно было созвано заседание Совета. Началось обсуждение создавшегося положения. Были приняты меры к тому, чтобы ни один солдат не оставил гарнизон без ведома Совета. В полковые комитеты срочно разослали соответствующие распоряжения. Одновременно полковым комитетам были даны указания установить дежурства и поддерживать постоянную связь с Советом. Для контроля над проходящими воинскими эшелонами на железнодорожной станции был выставлен патруль. Среди рабочих и в частях гарнизона проводились митинги в поддержку Временного правительства. Отмечалось, что солдаты гарнизона находились в сильном возбуждении и выражали готовность в любой момент выступить на борьбу с контрреволюцией.

Совет выносит резолюцию:

"Признавая Временное правительство единственной властью в стране, выражаем ему полное доверие без всяких оговорок и твердо уповаем, что Временное правительство, стоя на страже Родины и завоеваний революции, решительно пресечет всякие попытки контрреволюционных выступлений».

Прошло лето, наступила осень. Уезд захлестнула новая волна погромов. В селе Иванино убит управляющий имением. В Екатериновке крестьяне заняли помещичью усадьбу. На льговской мельнице Сапунова рабочие объявили забастовку, требуя повысить зарплату, и Совет предложил хозяевам удовлетворить требования, иначе мельница будет конфискована. В селе Груня крестьяне явились в хозяйство сахарного завода и предложили администрации выбыть в недельный срок. Село Ивановское объявило себя самостоятельной республикой, во главе которой стал офицер царской армии Петухов.

Все большее влияние начинают приобретать большевики. Сначала одиночки ведут агитацию среди рабочих и солдат о перевыборах Советов ввиду их бездействия. Одновременно началась борьба с эсеровскими организациями за влияние в деревне, за крестьянство. Проводниками большевистских идей являлись солдаты, возвращавшиеся с фронта. Они находили поддержку, тем более что имевшие большинство в органах власти меньшевики и эсеры по земельному вопросу так и не определились, они стремились найти компромиссное решение, устроившее бы всех.

Встречая сочувствие со стороны уездных властей, помещики передавали на хранение кулакам свое имущество. На это указывает жалоба Афанасьевского волостного земельного комитета на некоторых граждан, которым управляющий имением передал на хранение 24 лошади, 5 коров, одного быка и одного кабана. Видя нерешительность уездной власти, крестьяне снова взялись за вооруженную борьбу и разгромили 12 помещичьих усадеб, растащили скот, птицу, инвентарь, хлеб, сено. Об этом доносил уездный начальник милиции.

Возникшую ситуацию лучше других понял В. Ленин, писавший в октябре 1917 года:

"В России переломный момент несомненен. Невероятно, но факт. В крестьянской стране, при революционном республиканском правительстве, которое пользуется поддержкой партии эсеров и меньшевиков, имевшее вчера еще господство…растет крестьянское восстание».

Именно под руководством эсеров крестьяне в уезде создали свой первый Совет, считая, что рабочие и солдаты их обманывают. Однако сдержать крестьянское движение эсеры уже не могут. На сьездах и сходках крестьян выносятся решения о передаче всех помещичьих земель сельским Советам. Это уже не остановить ни уговорами, ни даже репрессиями.

И стали полыхать помещичьи усадьбы, в отместку за жестокие расправы с крестьянством при разгроме первой революции. Для подавления крестьянского движения из Курска в Льгов направляются отряды кавалерии, чтобы предотвратить уничтожение помещичьих усадеб и сахарных заводов, но солдаты, вчерашние крестьяне, уже отказываются выступать.

Предоктябрьские дни в Льгове характеризуются крайним обострением ситуации. Положение трудящихся города и деревни с каждым месяцем войны ухудшается. Резко снизилась реальная заработная плата, а цены на продовольствие подскочили. В сентябре, в обстановке продовольственного кризиса, в стране возник конфликт между Министерством путей сообщения и железнодорожниками. Заработная плата железнодорожников была снижена на 40 процентов. В ответ на это они применили уже испытанную тактику - объявили забастовку. Но из Петрограда, от главного стачечного комитета пришла телеграмма о том, что ввиду тяжелой ситуации на фронте, забастовка отменяется.

Наступала анархия. Большинство населения вооружалось, и каждый был сам за себя. В октябре, для защиты города создается боевая дружина, переименованная затем в отряд Красной гвардии.

22 октября исполком переизбирается, крестьяне из него выходят, а новым председателем становится социалист- революционер В.М.Синяев.

25 октября (7 ноября) телеграф сообщил о большевистском перевороте в Петрограде. Через три дня Курский Совет, в котором большинство представляли эсеры, осуждает захват власти большевиками и выступает за создание революционно - демократического правительства. Но свою историческую возможность они уже упустили.

В Льгове растерялись. Какой же власти служить? И вот, 16 ноября, Совет постановляет послать двух своих делегатов в Петроград "…для выяснения текущего политического момента, а также для получения директив и установления связи с Петроградским Советом».

Делегатами были избраны начальник штаба Красной гвардии уезда Я.М. Фадеев и председатель рабочей секции Совета М. И. Криштоп. По прибытии в столицу они сразу же направились в Смольный. В штабе большевистской революции льговские делегаты впервые увидели вождя партии Ленина и услышали его выступление. На следующий день, переполненные впечатлениями они пишут своим землякам письмо:

"Петроград, 22 ноября 1917 г.

Дорогие товарищи!

Вчера впервые мы были во ВЦИК Советов рабочих и крестьянских депутатов, слушали с восторгом речь Ленина.

Когда наши делегаты решили уходить из Советов, по пути, ведущему к выходу в коридор второго этажа Смольного, встретили товарища Ленина, представились ему и попросили дать возможность поговорить с ним на темы, нас интересующие. Ленин попросил нас подождать до ночи, но мы, видя, что заседание ВЦИК может затянуться далеко за полночь, сами отвергли это предложение, ссылаясь на то, что он очень устанет к тому времени, а мы имеем возможность посетить его завтра. Тогда тов. Ленин предложил нам сказать секретарю Совета Народных комиссаров, чтобы тот 22 ноября в 12 часов дня доложил бы ему о нас. Операцию эту мы проделали. И вот сегодня тов. Ленин принял нас, разговаривал с нами не менее 20 минут по вопросам, заранее нами подготовленными.

Ну, об этом после. А сейчас сообщаем вам, что на днях будут изданы еще новые декреты о народных судах, о правах граждан и другие.

Работайте, товарищи, решительно, ибо многое будет дано Советам. Желаем здравствовать и плодотворно продолжать работу на благо народа.

Ваши товарищи М. И. Криштоп и Я. М. Фадеев».

28 ноября в здании Народного дома (позже кинотеатр) более трехсот человек прибыло на собрание представителей от воинских частей, рабочих и крестьян со всех волостей. Криштоп и Фадеев рассказали о своей встрече с Лениным и о его наказах.

На собрании была принята резолюция, которая заканчивалась словами:

"...привет правительству Народных комиссаров. Горячий привет вождю новой революции товарищу Ленину!»

С этого момента в уезде безусловное лидерство занимает партия большевиков. Успешная пропаганда делает свое дело. Лозунги и декреты нового правительства, понятные всем и желанные, были встречены большинством населения с восторгом. Они решали многие проблемы. Солдаты, бросив окопы, миллионной массой хлынули по России, несмотря на то, что воспользовавшиеся этим германские войска продолжали продвигаться вглубь страны. Крестьяне занялись дележкой земли, попутно сжигая оставшиеся помещичьи усадьбы. Рабочие, разогнав управление, стали больше заседать и митинговать.

Большевики заявили, что не было тысячелетнего величия России, что надо отряхнуть ее прах с ног и начать все сначала.

В это время до крестьян уезда дошло содержание декрета нового правительства о земле. Большевистские агитаторы и солдаты быстро доводили до населения его суть. А популярность и необходимость такого закона признавали даже политические противники.

В ноябре 1917 года газета "Курская жизнь", совсем не поддерживавшая большевиков, писала:

"Весь уезд охвачен движением. Крестьяне собираются, толкуют, читают декрет о земле. И везде в центре движения большевики. Из Харькова, из Белгорода, с фронта являются в деревню солдаты, иногда студенты, и несут с собой большевистские лозунги. Тысячами, массами собираются деревни слушать эти волшебные призывы, отвечающие самым заветным крестьянским мечтам… Каждое слово большевика ловится с жадностью. Каждый листок, принесенный им, расхватывается и читается, как евангелие. Большевик появился, собрал сход, произнес речь и уехал в соседнюю деревню, а взволнованный им крестьянский мир долго еще собирается, шумит, спорит, вникает в каждое слово оставленного декрета".

С 29 ноября Совет по протоколам вновь именуется как рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, так как последние в него вернулись. Совет передает все земли в ведение земельных комитетов, а заводы и торгово-промышленные предприятия местным Советам. Исполком констатирует, что "…настроение в гарнизоне преобладающе большевистское", а также "…переживаемые грозные моменты, как в центре, так и на местах, заставляют быть каждую минуту товарищей солдат готовыми и твердо стоять для защиты завоеваний революции, дабы враги не погубили ее".

В селах в массовом порядке начинают формироваться отряды Красной гвардии, причем, вступающие в них автоматически записывались в партию большевиков. А вступали целыми семьями. Большевистская организация в уезде становится самой многочисленной.

6 декабря Совет издает постановление:

"Доводится до сведения всех граждан, правительственных и общественных организаций Льговского уезда, что вся власть на местах переходит Советам… Комиссар Временного правительства упраздняется… Контрреволюционные проявления, неподчинение и игнорирование Советской власти будут пресекаться по законам революции".

С этого момента Совет из органа контролирующего, из органа представительного становится органом пролетарской диктатуры, органом, к которому перешла вся административная и политическая власть в уезде. Пока что в Советах приходиться терпеть и эсеров и меньшевиков, но это ненадолго.

17 декабря состоялось общее собрание Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, на котором был решен вопрос о власти, должность комиссара Временного правительства упраздняется.

Партия большевиков привлекала в свои ряды все новых членов. В январе 1918 года в уезде насчитывается уже 74 ячейки с более чем 1 500 членов. В городе большевиков уже 40 человек и они для подготовки квалифицированных пропагандистов и агитаторов организуют партийную школу, по уезду передвижные курсы, а железнодорожники оборудуют специальный агитпоезд. Проучившийся десять дней уже считается политически грамотным.

7 января распускается Городская дума, и вся власть переходит окончательно к Советам.

Основная часть населения к смене власти отнеслась равнодушно. Но когда стали ущемляться права, тут уж купцы и имущие зашевелились. Отношение к новой власти было конечно, неоднозначное, но прогрессивные начинания вызывали симпатию. Так, еще в январе 1918 года Льговский съезд Советов одним из главнейших поднял вопрос о народном образовании. Многие школы остались без учителей, и было принято решение увеличить им оклады.

Начинается всеобщая национализация, но идет она со скрипом. Свое добро отдавать никто не хочет.

Безобидные буржуазные спектакли и водевили сменяются политическими вечерами. На них обязаны присутствовать все члены партии, руководящие работники, сочувствующие и, желательно, все остальные. Проводились они по одному сценарию. Сначала читалась книга или брошюра, например "Исторический материализм" или "Коммунистический манифест", а потом проводилось собеседование, заканчивалось мероприятие пением революционных песен.

15 января 1918 года В. Ленин подписывает декрет о создании Красной Армии. Но только через месяц, 14 февраля, Льговский исполком рассматривает этот вопрос, который стоит в повестке дня на 27 месте, как второстепенный. С декретом они согласились, но только с условием: "оклад 50 рублей в месяц, одежда за счет казны. Семья красноармейца получает установленный паек от правительства".

Вступление в армию добровольное по декрету, но 18 марта исполком принимает решение: "Мобилизацию солдат-специалистов продолжать добровольно, по истечении же двух дней в случае, если солдаты­ специалисты добровольно не явятся, объявить принудительную мобилизацию".

В 1915 году в Льгове М.В.Барятинская организовала на свои средства лазарет на 60 коек для военнослужащих. Но к началу 1918 года на его содержание уже заняли у купца Пафнутьева 4 672 рубля, у врача Чайковского- 2 000р, у княгини Барятинской- 1 000р и его решили просто закрыть.

Наступившую свободу многие крестьяне понимали по-своему. Вот какой случай, опубликованный в районной газете, рассказал большевик Д. Семенихин:

"Уисполкому стало известно, что на Пафнутьевский завод в Иванинской волости готовится нападение. Накануне на этот завод был выслан отряд из семи человек с пулеметом для предотвращения разбора спирта.

В одну из январских ночей 1918 года в четырех церквях раздался колокольный звон - набат. Это был сигнал для выступления из десятка сел и деревень, окружающих спиртзавод, на захват спирта.

Шли сотни людей, за ними обозы с разной посудой (ведра, кадки, котлы, пожарные бочки и т. п.). На подступах к стенам завода открылась невероятная стрельба из винтовок, обрезов, взрывались ручные гранаты, на Сейме поднимались столбы взорванного льда. Оружие это было завезено солдатами, вернувшимися с фронта. А из-за стен кирпичной ограды завода, в свою очередь, трещал пулемет. Но на него никто не обращал внимания. Увещевания и уговоры членов исполкома не имели успеха.

Спирт хранился в подвале, на дверях висел почти пудовый старинный замок с хитрым замыканием. Чтобы избежать персональной ответственности за взлом, за замок подвязали толстый металлический трос. Сотни людей, вцепившись за него, прокричали "дубинушку", дернули три-четыре раза и сорвали замок. Подвал был открыт, в котором хранилось около ста тысяч ведер спирта.

Каждая деревня "организованно" подставляла свою тару и наполняла спиртом из расчета душ населения. Привозили в деревню и делили спирт на семью, независимо от возраста и пола. В этот момент из завода было вывезено свыше тысячи ведер спирта. Не лучше обстояло дело и на других заводах".

Кроме таких массовых беспорядков беспокоили многочисленные банды, бродившие по уезду, а также остатки офицерских частей, продвигавшиеся по железной дороге на юг.

Сложная обстановка была и в соседней Украине. Советская власть там не удержалась.

Льговский исполком в совместном с Ревтрибуналом заседании от 4 марта принимает решение об аресте исправников, приставов, сыщика, членов Союза Русского народа с решением подвергнуть их превентивному аресту сроком на 1 год и содержанием в Курской тюрьме.

В апреле германские войска заняли Киев и объявили Украину своим союзником, поставив во главе ее бывшего царского генерала Скоропадского. В их планы входил захват и Курской губернии. Было заявлено об исторических правах Украины на Курские земли. И под лозунгом "исторического воссоединения" немецко-украинские части начали наступление.

18 марта в Курской губернии была объявлена всеобщая мобилизация. В эти дни в Льгове проходил второй уездный съезд Советов. Его задачей было решить, как же делить помещичью землю. Но на территории уезда уже полыхала война и до делегатов доносились отдаленные орудийные раскаты. А у многих делегатов их родные места уже были заняты захватчиками. Пришлось остановить заседание сьезда и разьехаться с твердым желанием развернуть беспощадную партизанскую борьбу. Делегаты разьехались по волостям для разьяснения населению создавшегося положения и призыва добровольцев в партизанские отряды.

Вот как позже об этом написал Д. Семенихин:

"На волостной митинг сьехалось до десяти тысяч человек. На выгоне, где проходил митинг, царило невообразимое зрелище: сотни телег и повозок, людской говор, ржание лошадей, напоминали большую торговую ярмарку. После моего доклада…в партизанские отряды записалось до двухсот человек, которые через несколько дней…были направлены в тыл врага в районе Коренево".

В эти же дни в Льгове проводится роспуск гвардейского драгунского полка и тут же запись его добровольцев в Красную Армию. Из Курска на имя председателя Льговского Совета поступает телеграмма:

"Немедленно эвакуируйте все важные документы, ценности Совета, составив для этого специальный поезд".

А общее собрание граждан города Льгова постановляет:

"Просим произвести мобилизацию по призывным и учетным спискам. Призыву подлежат все без исключения призывники, годные к службе, отсрочек никаких быть не должно, старшие возраста зачислить в ряды народной милиции".

Отчаянным командиром одного из партизанских отрядов был Коршун-Осмоловский. Совместно с Дмитриевским отрядом было решено освободить Рыльск от немцев. Основной удар наносился со стороны Льгова. Плохо вооруженные, необученные отряды рабочих и крестьян выбили из города регулярные германские части и удерживали его пять дней. В этом бою героически погиб и Осмоловский.

В едином порыве защитить свою народную власть красногвардейские отряды организуются в каждом селе. Все отряды губернии объединяются в один Курский. А Верховный Военный Совет республики направляет телеграмму:

"Курский отряд должен обеспечить удержание Льгова".

Основной вооруженной силой в Льгове была бригада, сложившаяся из солдат старой армии, которые по разным причинам застряли здесь после роспуска своих частей. Располагалась она в бывшем имении Барятинских. Командиром являлся эсер Слувис. По воспоминаниям С.Семенова, это был "точный Махно", так как постоянно будоражил Совет по вопросам военного строительства. Михаил Васильевич Слувис, опытный офицер царской армии, полностью и сразу принял революцию и был направлен в Курск для организации Красной Армии. Прибыв, сразу же энергично взялся за дело, заняв должность помощника главнокомандующего курскими войсками (став потом главнокомандующим) и начал создавать из полуанархистских партизанских отрядов дисциплинированные, стойкие, хорошо организованные подразделения Красной Армии. Его роль в организации обороны Льгова очень велика. Судьба же сложилась трагично, по той же причине, что и у Синяева.

Целая германская дивизия с 5 по 8 апреля тщетно пыталась захватить Льгов, но была разгромлена, потеряв много амуниции, оружия и даже два бронепоезда. Начались переговоры, закончившиеся подписанием 4 мая перемирия, и которое постоянно нарушалось, но уже отдельными отрядами.

Какова была обстановка в губернии можно судить по заключению прибывшей в Курск 29 апреля комиссии Высшей военной инспекции: "Нигде инспекции не пришлось столкнуться с такой расхлябанностью власти, с такой растерянностью, граничащей с ужасом, как в Курске… Нигде не было такой оторванности от Центра… и нигде не был так широк разгул блуждающих банд уголовных преступников, именующихся "революционными отрядами".

Проблем у власти множество. 22 апреля 1918 года Льговский Совет Народных Комиссаров издает Приказ № 7:

"В уезде зарегистрированы случаи эпидемических заболеваний грозящих при плохом, в санитарном отношении состояния города и уезда превратиться в стихийную силу, которая унесет жизни многих граждан и особенно детей. Для предотвращения этих новых бедствий… Совет постановил: установить строгий санитарный надзор, для чего должны быть приняты следующие меры: Домохозяевам и ответственным квартирантам очистить от навоза и сора улицы (каждый напротив своей усадьбы до середины улицы), очистить от навоза и сора дворы и привести в порядок отхожие места (где таковых нет – построить). В последних известью, дегтем, карболовым раствором или другими средствами произвести дезинфекцию. Для помой и отбросов устроить определенные места.

Городскому Самоуправлению произвести очистку площадей.

Всю уборку закончить в трехдневный срок и в дальнейшем производить ежедневно, заканчивая работу до семи часов утра….

...независимо от сего в недельный срок со дня объявления сего приказа, закончить починку тротуаров, уборку бульваров и садов и засеять огороды и все участки земли, кому бы они не принадлежали…

...Не исполнение приказа карается денежными взысканиями в первый раз 100 руб., во второй 200 руб., в третий 300 руб., и т.д.".

Читая этот приказ я ловил себя на мысли, что нынешней власти не хватает ни решительности, ни желания работать.

В это время возникла еще одна проблема. В уезде закончились наличные деньги и зарплату выдавать стало нечем. Советских еще не было. Старых разнообразных ходило столько, что все запутались. И тогда, по разрешению правительства, для расчетов с населением и для производства других денежных операций в уезде выпускаются свои банкноты достоинством в три рубля, печатались они в городской типографии. Но ни одного экземпляра я не видел, как впрочем, и курские бонисты. Т.ч. находка ее стала бы открытием.

С наступлением темноты не только в селах, но и в городе улицы переходили во власть бандитов: "В ночь с 11 на 12 июля в квартиру на Мещанской улице Василия Леонтьевича Лаврентьева ворвались 5 человек вооруженные револьверами и ручными бомбами под предлогом поиска шпионов с Украины, реквизировали денег, золота и серебра на сумму 67 000 рублей. Злоумышленники имели при себе напечатанные на машинке мандаты с подписями. Грозили зарезать сына Георгия".

В состав уезда входили волости: В.деревенская, Ивнинская, Износковская, Афанасьевская, Бегощанская, Левшинская, Пенская, Колпаковская, Шустовская, Захаровская, Нижнедеревенская, Городенская, Ивановская, Иванинская, Малевская, Угонская, Шептуховская, Дуровобобринская.

В конце мая 1918 года, как пишет Ю. Солнышко, в Льгове стала выходить газета "Пламя революции". Она расклеивалась на стенах домов, затем в специальных витринах.

Вот что сообщили о Льговских газетах в письме из Всесоюзной книжной палаты:

"1. "Известия Льговского уездного Совета рабочих и крестьянских депутатов". Первый номер вышел 9.06.18г. (Об этом было напечатано в № 111 газеты "Известия Курского объединенного Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов" за 1918г.). Последний № 188 от 18.09.19г.

2. "Красное знамя" выходило с января 1921 г. по ноябрь 1923г.

3. "Ленинский путь" Выходит с 21.07.28 г. С октября 1941г. по 7.03.43 г. был перерыв в издании. С 8 марта 1943 г. газета возобновила свое издание".

По местным архивным сведениям "Известия Льговского уездного Совета рабочих и крестьянских депутатов" выходила три раза в неделю. Первый № вышел 1 июля 1918г. Редакция размещалась по ул. Советской в доме Фильковой (теперь отделение связи).

"Красное знамя". Орган Льговского уездкома РКП(б) и уездного исполкома. Выходила три раза в неделю. Редактор Мартынов Р.Ц. Тираж 1000 экз. Первый номер вышел 6.01.1922. Редакция размещалась по ул. Сеймской дом 12 (ныне ул.Гагарина).

А в юбилейном № за 10.06.19г. "Известия…" сообщают о своей годовщине.

Вновь был созван уездный съезд Советов, прерванный боевыми действиями. Как ни популярны, стали большевики, но большинство избранных делегатов вновь оказалось эсерами. А съезд должен был провести выборы местной власти. Прения длились пять дней из-за несговорчивости большевиков, и поступило предложение сделать на два дня перерыв, выдав, как это обычно практиковалось, для поддержания боевого духа каждому делегату по четверти водки.

Но до перерыва, большевик И. В. Глебов собрал всех находившихся в городе однопартийцев и объявил, что он от имени ЦК партии объявляет съезд неправомочным по представительству делегатов и объявляет его распущенным. Для созыва же нового создается Ревком.

Во второй половине дня об этом было объявлено остальным делегатам и большевики съезд покинули. Эсеры растерялись и разошлись. Все большевики под надежной охраной остались ночевать в помещении уездного комитета. Через два дня был организован Ревком состоящий из одних большевиков - Глебова, Семенова и Долгополова. Они отстранили председателя исполкома Синяева и назначили на его место Семенова. Долгополов же станет начальником уездной ЧК. Остальных эсеров также отстранили от должностей, оставив только на второстепенных местах.

После этого стала проводиться соответствующая работа по созыву нового съезда Советов. Он был по существу первый, целиком подготовленный и проведенный большевиками и с их подавляющим преимуществом. На этом съезде эсерам была предоставлена возможность оправдываться и доказывать свои исторические заслуги в революции. Естественно, что и в исполком вошли преимущественно одни большевики. После этого Ревком, как уже ненужный, прекратил существование. Обо всем этом подробно рассказал в своих воспоминаниях коммунист Степан Никитич Семенов.

10 августа на станции Льгов-2 организуется первая коммунистическая ячейка в составе девяти человек. Председателем ее избран машинист Филипп Фесин, а заместителем Николай Семов. В сентябре состоялась первая обьединенная конференция коммунистов-железнодорожников.

10 сентября пришло известие о покушении на Ленина и убийстве Урицкого. Тут же в Москву уходит телеграмма от рабочих и служащих Льговского ж.д. узла:

"…послать проклятие в сторону убийцы и предателя революции, отразить глубокое искреннее пожелание скорейшего и благополучного выздоровления тов. Ленину, с которым мы еще теснее сплотили свои ряды, пробили себе дорогу сквозь зеленые ряды контрреволюционеров и войдем в светлое царство социализма".

В тот же день собрание коммунистов Льгова посылает Ленину телеграмму с пожеланиями скорейшего выздоровления, заканчивая ее словами:

"…лучше смерть, чем шаг назад! Поголовный террор против капиталистов. За одного коммуниста сто капиталистов. Смерть врагам революции".

А в резолюции по текущему моменту основное внимание уделяется железной дисциплине:

"Ни один член партии не имеет права отказываться от тех обязанностей, которые возложила на него партия, не имеет права бросить занимаемый пост без уведомления партийного комитета. Мы требуем уволить всех противников Сов.власти - правых эсеров и меньшевиков, занимающих какие-либо посты в Сов.отделах и на все ответственные места назначить только коммунистов, пробывших в партии не менее трех месяцев".

Вслед за этим начинается "чистка" и в самой партии. Льговская организация большевиков постановляет:

"В целях очищения партии от нежелательных элементов организацию считать распущенной и произвести перерегистрацию членов партии…".

Так происходит освобождение от неугодных уже в своих рядах, от тех, кто имеет свое мнение и свою точку зрения.

2 октября 1918 года из Льгова уходит телеграмма:

"Москва, Кремль, Ленину.

Собравшись для обсуждения задач, лежащих на деревенской трудовой бедноте по защите и строительству коммунистической жизни, 1-й Льговский уездный съезд комитетов бедноты шлет горячий привет своему вождю и организатору тов. Ленину.

Председатель Семенов".

9 октября газета "Курская беднота" сообщает, что по постановлению Льговского уездного исполкома от 25 сентября, решено ликвидировать частную торговлю в Льгове и уезде.

Большинство населения охватывает энтузиазм, жажда перемен, ощущение скорой счастливой жизни. Это иллюстрирует опубликованное 24 октября 1918 года в Льговской газете "Известия" стихотворение местного поэта Анатолия Шаршунова:

"Клубятся туманы 
И хлещет нас дождь: 
В душе мы титаны- 
Свобода наш вождь! 

Враждебные бури 
Пусть ветры ведут, -
К победной лазури 
Приводит наш труд. 

Борьба наш товарищ, 
И буря наш брат. 
Ведь искры пожарищ 
Далеко летят. 

Нам в бурю рожденным 
Ничто - ураган! 
Ударом - не стоном- 
Ответит наш стан. 

Так мчи, разрушая 
Преграды, волна, 
Ведь даль огневая 
Четка и ясна. 

И взор наш орлиный 
И в поступи мощь: 
Вперед, исполины, 
Свобода - наш вождь!"
 

Они были искренни, наши деды - наивные мечтатели и романтики.

Создается народная милиция, начальником которой назначается Илья Филиппович Радченко, крестьянин по происхождению, до революции прослуживший 17 лет волостным писарем, социал - революционер. Его помошником назначается Иван Николаевич Бородий, крестьянин, пришел из армии, член партии коммунистов-максималистов (не большевик). Первыми милиционерами стали: Григорий Павлович Верзилин, Александр Николаевич Рышков, Лаврентий Григорьевич Светлых, Николай Трофимович Данильченко, Дмитрий Кузьмич Асадчих, Иван Михайлович Баранов. (ГАКО. Ф.-Р 1813. оп.1 д.20)

28 октября собирается 2-й Льговский уездный съезд учителей. В своем выступлении представитель Курского Губернского отдела Народного образования А.Яхонтов так сформулировал принципы трудовой советской школы:

«Нам нужно провести настоящую школьную революцию. Старую школу разрушить до основания, очистить хлам и мусор, и кирпич за кирпичем создавать новую школу - коммуну. Принцип труда - в очистке школьных помещений, приготовлении школьных горячих завтраков, очистке снега и т.д. Периодически водить детей в кузницы, столярные и слесарные мастерские, девочкам преподавать рукоделие… Внутренняя школьная жизнь должна быть построена на самых свободных началах. Учитель не должен быть администратором и начальником, а старшим товарищем. Сейчас же нужно приступить к школьной детской организации по примеру всех профессиональных или партийных организаций. Никакие наказания или поощрения недопустимы».

В городе открывается показательная школа - коммуна для детей – сирот и из беднейших семей. Действительно, в свое время советская школа добьется многих положительных результатов.

В стране начинается Гражданская война, а в Льгове создается спортивное общество, открывается городской сад.

В начале ноября в Германии был свергнут император Вильгельм. Немецкие части к тому времени уже полностью деморализовались. Солдаты обезоруживали офицеров, садились в поезда и самовольно возвращались на родину. Начатое Красной Армией наступление только ускорило этот процесс. Курская губерния была полностью освобождена.

Слева - направо: Сидят – Ширко, Воронин, Юников. Стоят – Качан, Дьяков, Семенихин, Новиков.
Юников А.П. в 1922 году станет редактором областной газеты «Курская правда»..

16 ноября созывается уездная конференция коммунистов («Известия» Льговского Совета 21.11.18), на которой о других партиях речь уже вообще не ведется:

«Каждый товарищ должен знать, что в данное время есть только одна партия трудового народа - партия коммунистов (большевиков), только она одна является истинной защитницей беднейших крестьян и рабочих и только она одна способна решить вопросы касающиеся строительства новой жизни…».

Вот так, отныне и навсегда!

В городах начинает остро ощущаться нехватка продуктов питания. И власть начинает наступление на крестьян, пока еще скромное. 23 ноября Льговский исполком издает приказ:

«За последнее время участились случаи, когда кулацкие элементы, обложенные временной контрибуцией являются в Исполком с просьбами о сложении с них этого, представляя удостоверения Комитетов бедноты о том, что обложение на них насчитано неверно. Находя выдачу таких удостоверений недопустимой, Отдел Управления предлагает выдачу удостоверений прекратить и объявить населению уезда, что просьбы их о сложении контрибуций будут оставаться без последствий».

20 декабря Исполком Льговского Совета постановляет переименовать ул. Преображенскую в ул. Урицкого (будущая Непиющего), а Никольскую площадь в площадь Свободы (теперь сквер Гайдара).

Но надо отдать должное энергичности новой власти. По докладам, к концу 1918 года отремонтировано 52 школы, здание женской гимназии, больница, с гордостью сообщается, что из старых и поломанных собрано 23 телефонных аппарата. Национализирован маслобойный завод, оборудован лесопильный, отремонтированы мельницы, начато строительство моста через Сейм. Комиссариат внутренних дел Республики выделил деньги для постройки в 1919 году в Льгове электростанции и водопровода.


А теперь давайте отвлечемся. Я думаю, что приход большевиков - было спасение для России. Последние Романовы пытались дать стране демократию и конституцию, но это только вызывало еще большее противодействие сброда состоявшего из психически неуравновешенных личностей, чуждых древней славянской культуре и православной вере. Именно они, умевшие пустословить, в большинстве и попадали последовательно в Государственные Думы. Но ведь их избирали! А.И.Солженицын назвал эту прослойку «дрожжами», которые действовали катализатором российской катастрофы.

Раз уж Николай Второй отрекся, бросив страну, уставшую от Первой Мировой войны, с чего и началась катастрофа, раз уж произошел февральский переворот, который внес только анархию, разброд и словоблудие, России твердая и жесткая власть была только спасением. Николай Второй был хорошим семьянином и человеком, но не способным владеть ситуацией в огромной стране. Белая Гвардия, в которой состояли офицеры, не имевшие ни земли, ни капитала, а только верные своим идеалам, лишившиеся своих обязательств присяге, в большинстве погибли в начальном периоде Гражданской войны. Шедшие под их прикрытием владельцы капитала были продажны, и понятие – Родина для них не существовало. Посмотрите, как уверенно новая власть взялась за преобразования в отдельно взятом уезде России и через огромные жертвы, кровь и пот, в конечном итоге, заставила уважать себя во всем мире. Один мой дед умер во внутренней тюрьме Курской НКВД и могила его неизвестна, другой, чекист, начальник Рыльского ОГПУ погиб в 1926 году. Вот на мне и сошлись противоречия этого периода русской истории.

Автор книги с писателем В.В.Карповым. Москва. 2005 г.

Беседы с известным писателем Владимиром Карповым, автором капитального исследования «Генералиссимус», привели к мысли и о положительной роли И.Сталина. Кто после Ленина мог прийти к власти? Если бы это были Троцкий, Каменев или Зиновьев, вот это была бы катастрофа. Бухарин вообще политик несерьезный. А больше никого-то в Ленинском окружении и не было. Последующие репрессии, вопрос очень сложный, неоднозначный, противоречивый. Ему посвящены серьезные исследования, и я этого касаться просто не имею права. Но никто не сможет опровергнуть то, что именно при Сталине Россия стала наиболее независимой и могущественной.


Однако не все поддерживают такую узурпацию власти, и в последних числах декабря в селе Марица вспыхивает мятеж, разгоняющий большевистский Совет и требующий многопартийности. Через три дня мятеж будет подавлен, и сорок человек встретят новый 1919 год в тюрьме, в ожидании сурового приговора. А впереди еще ждет гражданская война.


Источники:

  • Борьба за установление и упрочение Советской власти в Курской губернии. -Курск. 1957.
  • В боях и труде. Сборник. - Курск. 1959.
  • Вестник Главного управления МКВ ж/д. 4.10.1918. С.16.
  • Глебов Л.Д. Борьба большевиков за установление и упрочение Советской власти в Курской губернии. - Курск. 1952.
  • Краеведческий альманах. Кн.1. – Воронеж.1931.С.31-42.
  • Курская губерния в годы иностранной военной интервенции и гражданской войны. - Курск. 1967.
  • Курск в революции 1917-1919 гг. Сборник. - Курск. 1927. стр. 33, 72,73, 82, 83, 92, 96, 102, 109, 113.
  • Матвеенко М.Н. Борьба трудящихся Курской губернии против немецких захватчиков в 1918 году. Краеведческие записки. Вып 2. - Курск. 1963.
  • Очерки истории Курской организации КПСС. - Воронеж. 1980.
  • Письма трудящихся Курской губернии В.И. Ленину. - Курск. 1963.
  • Солнышко Ю. Октябрь в Курской области. - Курск. 1947.
  • Курская беднота. № 20, 25, 38 - 1918.
  • Курская жизнь. №62 – 1917.
  • Известия Льговского Уисполкома. 24.10.18; 17.11.18; 21.11.18;24.11.18; 26.11.18; 28.11.18; 29.11.18; 5.12.18; 15.12.18; 7.06.19; 10.06.19.
  • Ленинский путь.//Льгов. 1.05.1957; 5.02.1958; 25.02.1967; 19.03.1970; 23.07.1977; 28.03.1982
  • Воспоминания С.Н.Семенова, Н.Евсеенкова. Соб. архив.
  • ГАКО, Ф. Р-865 «Льговский уездный исполком Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов». Содержит подробную информацию о становлении Советской власти в уезде. Оп.2.Д.15.Л.207-209; Д.21.Л.184-185, 211; Д.32.Л.1; Д.45.Л.1-2; Д.60.Л.68; Д.65.Л.4; Д.100.Л. 54, 128,211,435-436;Д.103.Л.1.
  • ГАКО, Ф. Р-1813, оп.-1, д. 1, 2, 3, 5,10, 20, 43, 52
Категория библиотеки: