НИЧТО НЕ ЗАБЫТО. Павел Раста. (О донбасской войне)

очищать от вас землю так, как вы сейчас пытаетесь сделать на Донбассе. Мы не будем убивать ваших детей. Мы не будем сжигать ваши города. Но отвечать вам придётся в полной мере. Коллективно. Так, как ответил за нацизм народ Рейха семь десятилетий назад. Ваших матерей и младших сестёр будет рвать от ужаса, когда их будут возить на принудительные экскурсии по местам вашей "боевой славы". Так, как когда-то рвало от ужаса жительниц Берлина, которых в мае 1945 года привозили на экскурсии в "Заксенхаузен". И потомки тех, кто ныне зовётся "украинцами", будут проклинать ваше имя столетиями. Они будут стараться вычеркнуть это из своей коллективной памяти, как страшный сон. И даже само это ваше имя станет для них невероятным стыдом. Тем, чем брезгуют. Тем, от чего бегут, как от ночного кошмара.

Но это впереди. А пока что помните: никто не забыт. Ничто не забыто.

4. МАРИУПОЛЬ. Свидетельства города теней

"Сколько раз увидишь его -
Столько раз его и убей" (с).

Вы знаете, что такое ненависть? Настоящая. Глубокая. Бесконечная. Та, которая поднимается с самого дна души мутной волной цвета чёрно-серого пепла и затапливает сознание. Захлёстывает. Заливает всего тебя без остатка. И ты забываешь обо всём: о заветах Бога, о том, чему тебя в детстве учила мать. И чувствуешь только одно: желание рвать гадов на части. Выжигать всё их гадово семя. Вместе с верхним слоем почвы. До гранитного основания. Под корень. Вы когда-нибудь ощущали такое?

Сомневаюсь.

Ведь, чтобы это ощутить, нужно нечто серьёзное. Очень серьёзное.

К примеру, что вы знаете о слове "оккупация"? Помимо того, что это захват территории врагом и жизнь на данной территории после. Полагаю, большинству вспомнятся старые советские фильмы, рассказывающие о партизанах и о жизни наших братьев и сестёр на землях, захваченных фашистами во время Великой Отечественной Войны. И вряд ли эти фильмы, если уж быть честным, вызывают действительно серьёзный эмоциональный отклик. Во-первых, потому, что много времени прошло и это подсознательно воспринимается, как нечто слишком далёкое и не касающееся ни тебя, ни твоих близких. Даже не смотря на то, что у кого-то в оккупации побывали предки. Ну, а, во-вторых, эти фильмы - уже, практически, фольклор. И, за исключением редких случаев (таких, как великий фильм "Иди и смотри"), воспринимаются они спокойно и почти безэмоционально.

Даже несмотря на то, что их содержимому, если вдуматься, мог бы позавидовать любой Стивен Кинг и любой Клайв Баркер. Просто дело в том, что оккупация - это самая вопиющая, самая животная жестокость, какая только может быть на свете. И оккупант - это зверь. Всегда. Без исключений. Потому, что в глазах оккупанта жители захваченных им территорий - не люди. И по отношению к ним он ведёт себя с такой степенью зверства, на какую только способен. Особенно тогда, когда командование ему этого не запрещает и даже поощряет. И вот тогда, когда ты узнаёшь, что оккупант делает с твоими людьми там, на захваченной земле - вот в этот момент ты и узнаёшь, что такое ненависть. Настоящая. Глубокая. Бесконечная.

Когда-то её ощутили наши предки. Давным давно. Когда шли по этой же самой земле и гнали фашистов прочь. Шли и видели, что те творили, пока были на ней хозяевами. А потом, со временем, это стало забываться...

Но вот только это уже не "где-то далеко". Это рядом. На двух третях территории Донбасса, захваченной украинскими оккупантами.

И о том, что там сейчас происходит, почти не говорят. Происходящее там укрыто плотной стеной тумана, нагнанного с обеих сторон границы. Но голоса звучат. Они просачиваются сквозь туманную пелену и свидетельствуют. Это голоса городов, ещё недавно весёлых и полных жизни. Которые теперь стали городами теней. И я хочу, чтобы сегодня вы услышали голоса одного из них.

Это три повествования. Без имён. Без дат. Без лиц. С минимальными топографическими привязками. Три рассказа трёх реальных людей. Тех, у кого до сих пор под оккупацией остались близкие.

Имя их города, раскинувшегося на берегу тёплого моря, когда-то вызывало улыбку. Теперь это слово - синоним ужаса и скорби.

Мариуполь. Город солнца, ставший городом теней.

Вот его свидетельства.

***

Свидетельство первое

- Меня схватили прямо на улице, когда я шла с работы. Просто подъехали на машине, назвали моё имя. Когда я сказала, что имя действительно моё - сразу же скрутили и бросили в багажник. Били при этом. Когда я спросила их, за что - ответили, что я "сепарка".

- Вы имели какое-то отношение к освободительному движению?

- Нет. Ни до того, как наш город им сдали, ни после. Я вообще никогда политикой не интересовалась. Работала диспетчером на заводе. Жила от зарплаты, до зарплаты. Смотрела женские сериалы по телевизору. Я была самым обычным человеком. До того дня. Я потом узнала, что не одна такая. Они очень многих так хватают. Кого просто. Кого по доносам.

- По доносам?

- Да. Из-за квартир. После того, как они захватили Мариуполь, в город