НИЧТО НЕ ЗАБЫТО. Павел Раста. (О донбасской войне)

есть. Не говоря уже о том, что я потом неделю не мог шевелиться практически вообще. Она это видела. Ставила пищу рядом с моей головой и улыбалась. А знаешь, кто людьми оказался? Конвоиры. Они это всё видели. И потом начали меня тайком кормить. Сами. Чтоб никто не увидел. А один даже приносил какое-то обезболивающее. На свои деньги покупал в аптеке и тоже тайком мне давал. Дай Бог им здоровья и долгой жизни.
Но самая жесть была не в этом. Ко мне несколько раз приводили студентов из местного мединститута. Чтоб показывать, как заживают такие необычные ранения. И вот эти будущие врачи (и их "наставники") на меня смотрели ни то, что как на неодушевлённый предмет. И даже не как на животное. Я даже не знаю, что это было. Не было ни ненависти, ни каких-то особых эмоций. Просто какое-то холодное, спокойное нечто. Будто передо мной вообще не люди. Какие-то существа без души. Помнишь старый фильм про "Чужих"? Вот чем-то таким они и были. Судя по говору они все были не местными. Часть с западной Украины. Какая-то часть из центральных областей. В Харькове всегда было хорошее образование, туда многие ехали ещё при Союзе. А местный там был один - тот кто их привёл. Преподаватель. И они тыкали зондом в открытые раны. Как будто я лягушка. Хотя, не всякую лягушку режут заживо. Я один раз закричал, а преподаватель им говорит, мол, фиксируйте болевую реакцию, смотрите, как дёргаются мышцы. Ну, или что-то такое. После этого я уже не кричал. Не хотел доставлять такую радость этим мразям. Я по детству как-то фильм смотрел, про то, как проводились медицинские опыты в концлагерях. И я понять не мог, что за люди такие могли это делать. Люди это, вообще? Теперь знаю - я их видел. Это не люди.

- Как ты вырвался?

- Меня обменяли. По одному из последних обменов. До того, как этот "Минск" окончательно устаканился и на пленных забили. До того, как стали делать вид, что нас нет. Почему именно меня - не знаю. Таких, как я, там было много. Очень много. Ты не представляешь, сколько. В таких местах, как Мариуполь, вообще могут схватить кого угодно и за что угодно. Там все вне закона. Знаешь, вот, говорят, что это нацизм. Да нет, это не нацизм. Это Украина. Такая она - настоящая.

***

Свидетельство третье

- Две недели назад моего родственника убили. И если ты спросишь, за что или почему - ответа не будет. Просто так. Потому, что подвернулся. А ещё потому, что для них человек с Донбасса - заранее мёртвый. Просто потому, что он с Донбасса. У нас нет прав, включая право на жизнь. Я сам уехал из Мариуполя ещё в 2014 году, когда город украм отдали. Город и полмиллиона населения... Я поддерживал ополчение - решил не дожидаться. А вот он остался. Я ему говорил - уезжай. Он не хотел. Говорил, это мой город, моя земля, никуда я не поеду. Мы все знали, что там творится. Он тем более знал. Но упрямый был. А ещё бабушку не хотел одну оставлять. Молодой был ещё совсем пацан. Учился на строителя. Царство ему Небесное... Как бы это страшно ни звучало, но если бы его убили за то, что он мой родственник - я б хотя бы понял. Нет, не так. Не понял бы - знал бы причину. Но, чтоб вот так...

- Как это случилось?

- Буднично. По мариупольским меркам. Нынешним... Несколько упырей из "Азова" дозу искали. Ломало их. Они там многие на игле сидят. А многие сидели ещё до войны. Как ты думаешь - что за выродков набирают в такие места, как "Азов"? Кто может такое вытворять? Какая Украина - такие у неё и герои. Ну, и захотелось им наркобарыгу найти, чтобы у него эту дозу вытрясти. Где его взять, они, судя по всему, не знали. Откуда оккупантам знать местное положение дел? Оно им и не интересно, как-то. Ну, вот они вышли на улицу и схватили первого попавшегося местного. И начали его пытать. Прямо там. Практически, на улице. А он тоже не знал, кто здесь барыжит. Большинство людей наркотики не употребляет. И координат барыг не имеют тоже. Тот парень держался сколько мог. Но потом просто ткнул пальцем в первого попавшегося знакомого. Такого же "барыгу", как и он сам. В своего друга, чей адрес он помнил.

- Это и был твой близкий?

- Да. Знаешь, я даже не понимаю, держать мне зло на него или нет. Я просто в курсе, как эти укропские гады пытают. Видел пленных, которые от них возвращались. А дальше они приехали к моему родственнику и вызвали его из дома под каким-то предлогом. Оттащили его на пустырь за ближайшее кафе и начали пытать. Свирепо. Дико.

- Подожди, но кафе же